Ну чего, осознается масштаб происходящего, да? Ощущение, что вместо страны одна огромная дыра в шестьдесят процентов, угу? Провал такой в грудине, половина населения в котором нервно курит, глядя на чемоданы, начинает перевод бизнеса в Прибалтику и Кипр, с тоской смотрит на несбывшиеся цены в Тайланд, поглядывает, что там с обучением в Праге, отдает детей на курсы английского, закрывает свои разорившиеся магазинчики, стагнирует и вообще ни во что уже не верит, а вторая — окукливается, закрывается у себя в конурках, отгораживается ставнями, идет копать картошку и покупать бутылку водки, матерясь и выплескивая агрессию на телевизор, не интересуясь уже вообще ничем, что выступает за габариты квартиры.

А по краям копошатся полоумные сорок процентов бабушек с Путиным, Сталиным, Жириновским и прочими православными коммунистами. Тревожно, противно, и разочаровательно, да?
Нет, сейчас Людмила Владимировна объяснит, конечно, что на самом деле это офигительно и какой на самом деле мы хороший народ, но лично меня, когда я гляжу на эти восхитительные цифры — явка сорок процентов, из них тридцать пять за единую россию, а еще тридцать за Коммунистический ЛДПР — это больше уже не убеждает.

Хоть убей не могу понять, почему на месте этой дыры после Путина должно получиться правовое европейское демократическое государство. Пишет Аркадий Бабченко