Похоже на то, что происходящее ныне в России, действительно носит какой-то медицинский характер. Там натурально бушует вирус совковости, который в первую очередь поражает участки мозга, ответственные за критическое или аналитическое мышление. Причем, люди заражаются этой дрянью добровольно. Известно, что заражение происходит через телевизор. Из массы телевизионных каналов, зрители выбирают «хоррор» в исполнении Киселева, Соловьева и прочей публики. Им ничего не мешает смотреть просто киношку или фильмы как белогрудые медведи идут на нерест в верховья Амазонки. Нет, это уходит на второй план, а вперед выходят распятые мальчики и прочий бред. Все это закрепляется сериалами типа ментов или фонарей, вызывающих гордость за продажных мусоров и благородных бандитов.

Судя по поведению, россияне в душе считают себя эдакими лихими налетчиками и бандитами, о которых слагают жалобные песни шансона. Но что самое интересное, все это притрушено православием, которое так же беззаботно резвится в том же телевизоре. И это при том, что потенциальная «братва» должна четко понимать, что в тюремной среде «терпила», это конченный человек, еще не опущенный, но уверенно стремящийся в этом направлении. А ведь православие – религия терпил. Это – основной тезис церковных посылов. Причем, церковь призывает терпеть власть. Любая власть, по их мнению – от бога. Если власть совершенно невменяемая, они говорят о том, что это – испытание, которое нужно вынести с кротостью и терпением. Именно по этой причине, во время Второй Мировой, поповье поголовно переходило в подчинение оккупационных властей и бодро позировала фотографам, вместе с офицерами германской армии. Все это вместе и создает тот вирус, который тянет россиян в совок, к расстрельным ямам, забитыми зеками «столыпинским» вагонам, вертухаям и прочему. Они действительно этого хотят, но видят себя непременно следователем, конвоиром, часовым на вышке или специалистом по ликвидации, стоящим с наганом у свежеприготовленного рва. Это не фантазия автора, мы все это видим на Донбассе, куда прибывают те, кто не смог дождаться реализации своих желаний дома. Но здесь есть риск самому оказаться на дне этой ямки, а потому – остальная часть россиян ждет, когда можно будет вспомнить все своим соседям или совсем неизвестной сволочи, которая анонимно его обижала.

Мы считаем, что это именно паталогия потому, что она поражает все слои населения, невзирая на материальное или социальное положение. Казалось бы, мы нечто подобное видели у Булгакова в лице Швондера и подобных ему товарищей из домового комитета. Но там писатель выводил своих героев из низов, из пролетариата. Просвещенная рублика, вроде профессора Преображенского, удачно и остро оппонировала этой сволочи. То есть, по Булгакову, совковому большевизму в основном подвержен темный пролетариат. В нынешней России все выглядит куда печальнее. Если бы писатель взялся за написание своего романа в наши дни, то профессор Преображенский и доктор Борменталь мало чем отличались бы от Швондера и Шарикова.

Практически вся творческая интеллигенция, имея достаточно высокое образование и обязательно прочитавшая всю литературу классиков, описывающую подобные события, превратилась в подстилку для конторско-поповской власти. Все эти Табаковы, Калягины и прочие стали уверенно подпевать всей свихнувшейся стае, а та, видя своих кумиров стоящих рядом и воющих тот же бред, получает уверенность в том, что делает все правильно. Они как никто должны понимать последствия опустившегося на страну мракобесия, но практически никто не нашел в себе силы возвысить голос против стада, несущегося в пропасть. Мало того, в этой ситуации они еще удачно выуживают награды, звания и прочие ништяки, которые власть охотно скармливает вот таким ручным деятелям искусства.

Речь уже не идет о миллиардере виолончелисте, тут дело уже гораздо глубже и хуже. На днях пришла новость о том, что в сирийскую Пальмиру отправился. Мариинский оркестр, который «сыграл на музыке» перед бойцами российских оккупационных войск. Есть подозрение, что этот оркестр, кроме Пальмиры, побывал во многих странах и музыканты могли лично видеть, как выгляди то, с чем телевизор призывает бороться на чужой земле. Мало того, они прекрасно знают, что происходит у себя дома и желание принести то, чем живет их страна в места, куда они ездят на гастроли – дикая чушь! В самом деле, за что им ненавидеть жителей Парижа, чтобы желать его превращения в Омск или Сызрань? Возможно они были в Калининграде и видели, во что превратился цветущий Кёнигсберг, усилиями совка в то, чем он стал сейчас. За что желать такой участи всему миру?

Тем не менее, этих людей не удивляет сам факт присутствия военных их страны у черта на куличках, которые там творят невесть что и н невесть зачем. Все нормально. Однако это – не самое дно абсурда, которое их не тронуло абсолютно. Отыграв «Мурку» и другие произведения Моцарта и Бетховена для бойцов, они успешно вернулись на родину, где были награждены боевыми орденами и медалями! Они это восприняли как должное. Возможно, кто-то даже поставил зарубку на своем боевом смычке.

То есть, смертельный недуг косит всех, от алкаша, мирно дрыхнущего под забором, до деятеля культуры и науки, у которого по определению в голове имеется энциклопедия. В такой ситуации, организм под  названием Россия уже не подлежит лечению. Там просто некого и нечего спасать. Пишет Линия Обороны