Как может обесточивание Крыма помочь? Очень просто. Русский мир Путина держится не на репрессиях или пропаганде. Не на уверенности, что это — самый лучший строй. Единственная причина, почему там поддерживают Путина — они уверены, что Путин — «сильный». А они всегда за самого сильного. Если в России начнёт распространяться мысль, что Путин — не самый сильный, его режим будет обречён.

***

Порошенко пообещал на встрече с татарскими лидерами, что новый договор о поставке электроэнергии в Крым будет подписан только если там «будут гарантии прав человека» на оккупированном полуострове.

Да, в контракте о поставке электричества. Не знаю, как себе это представляет президент. Ведь субъекты которые все это подписывают, отношения к правам человека не имеют.

Хорошо. Предположим, это будет отдельная государственная бумажка. С Россией. О правах человека. В Крыму. С Россией, Карл! О правах, Карл!

Кто и как эти права будет гарантировать? ФСБ и российский суд? Здорово.

И это я уже не касаюсь того, что, требуя документально от России гарантировать в Крыму какие-то права, мы признаем оккупацию de facto. Ведь мы признаем, таким образом, российский суверенитет. Сколько у нас было недовольства поведением немецкого журналиста во время последнего интервью с Порошенко?

А что он сказал не так? Что все смирились с оккупацией? И что тут не правда, если Украина подписывает договора о поставках электроэнергии в «Крымский федеральный округ»? Любые подобные договора с оккупантом — это юр. база для оккупации. В нужный момент Россия их достанет…

Впрочем, это уже другая история, — пишет Петр Олещук