Во Франции все как в 1940 году. Россия (Советский Союз) опять с Гитлером (Исламским государством), но у нее опять есть надежда это государство победить.

На первый взгляд все совсем иначе. Перед террористическими атаками во Франции уже сбит российский самолет, не только российские бомбардировщики, но и ракетные комплексы «СС-400» доставлены в Сирию для борьбы с исламистами, то есть на первый взгляд Россия в отличии от Советского Союза, заключившего союз с Гитлером, сегодня уже даже раньше и активнее чем Франция воюет с исламистами и просто требует сотрудничества с Францией и Западными странами, но почему-то Путину никто не верит и приглашать его в союзники не хочет.

И не надо исходить из отдельных деталей прошедшей войны, как не надо готовится к войне, которая уже была. Началась совсем другая мировая гибридная война, где воюют в домах, на улицах с отдельными людьми, а не с армиями. И потому не важно, что из Кремля уже во Франции не призывают сотни тысяч французских коммунистов помогать фашисткой армии и оккупантам, не важно, что сегодня во Франции нет Мориса Тореза, который с этим призывом дезертировал из армии, был приговорен к пяти годам и до 1945 года прятался в Москве. Зато есть Мари Лепэн, которая в Москве получает деньги и везет их в сумочке.

Это совсем другая война и ее подлинная боевая фаза началась со сбитого русского боинга и террористической атаки на Францию, то есть тогда, когда Европа уже почти справилась с сотней тысяч афро-азиатских беженцев и никто в спецслужбах не сомневается, что их наплыв был организован на Лубянке. Но европейцы сохраняя высокое достоинство европейской цивилизации моральную, демократическую, гуманистическую ответственность, что не способны понять наши бесчисленные латынины, стали отсеивать и помогать тем десяткам тысяч, которые и впрямь нуждались в помощи, успешно отсекать тех, кто совсем по другим причинам прорвался в Европу и не допускать новых лавин таких внезапных, очень разнообразных и хорошо организованных беженцев. Дестабилизация Европы, которую сперва надеялись спровоцировать с помощью продуктового эмбарго и возмущенных европейских фермерах, потом с помощью обстрела Израиля послушными палестинскими террористами и, наконец, с помощью расстрела «Шарли Эбдо» опять грозило сорваться и тогда в Шарм-эль-Шейхе и в Париже появились террористы, и совершенно не очевидно, что из успевших приехать в Европу беженцев не будут образованны боевые группы — начинается уже настоящая новая гибридная третья мировая война. И Путин — единственный в мире политический лидер, кто лично, а не через пресс-секретаря, не высказал соболезнования ни русскому, ни французскому народу.

Но мне кажется очевидным, что Исламское государство вскоре, возможно через год, перенесет открытую войну и провозглашение целых республик и регионов России частью исламского халифата. На мой взгляд это так же неизбежно, как неизбежно было 22 июня 1941 года. Неизбежно потому, что Гитлер считал Советский Союз самым слабым из оставшихся его противников. Страну, уничтожившую все свое армейское руководство и где половина населения ненавидело кремлевскую власть.

Но Гитлер просчитался. Он был изначально слабее Сталина. Не в армейском, военном, а в личном, бандитском отношении. У Гитлера кроме подлости, изуверства, коварства видите ли были еще и какие-то идеи. О величии, превосходстве над всеми другими немецкого народа, о необходимости для него новых земель, урожаев, сытой и всем довольной жизни. Но только для немецкого народа. И потому в 1941 году, когда на его сторону переходили целые советские полки с развернутыми знаменами, когда русские сами вскоре создавали районы свободные от советской власти, а в Киеве многие евреи уклонялись от эвакуации, не веря советской пропаганде и дожидаясь немцев – ведь это цивилизованный народ. Все эти евреи и не евреи погибли в Бабьем яру. Фашистское руководство до 1944 года не использовало это стремление русских, украинцев, белорусов освободится от коммунистической власти от расстрелов и лагерей.

И поскольку фашистская армия освобождала земли Советского Союза для себя, а не для народов Советского Союза и увидев от Смоленска до Можайска каким оказывается фашистское освобождение, Россия уже не допустила взятия Москвы, сорвала блиц-крик, а не к чему другого немцы не были готовы. Сталину были безразличны все народы, он всех уничтожал и, конечно, как уголовник, он был гораздо матерее Гитлера. Тот ведь даже под Берлином не посылал детей из гитлерюгенда жечь немецкие дома, чтобы русским негде было переночевать, как жгла русские хаты несчастная Зоя Космодемьянская, не посылал немецких профессоров с палками и вилами вместо винтовок защищать себя и Берлин, как Сталин оборонял Москву в 1941 году.

А потому и Путин много сильнее исламистов. Они ведь собираются построить какое-то исламское государство, а ему ведь все это безразлично: когда было полезно, ходил в Мавзолей, теперь ходит в Сретенский монастырь. Нападение на Россию неизбежно, потому что нет страны слабее, чем наша. Французы после теракта выходили со стадиона с пением “Марсельезы”, а кто у нас будет петь русский гимн, да и еще трижды испоганенный Сергеем Михалковым, да и знает ли его текст хотя бы Путин? Наша страна сегодня так же обескровлена и изувечена, как Советский Союз коллективизацией и расстрелами. За двадцать лет власти КГБ она развращена до такой степени, что продается вся и все от милиционера до губернатора и министра, а люди более цивилизованные уезжают, если могут, или отправляют детей в Европу или США. Да и им прямо говорят, как мне с 80-го года, – “Вам же здесь не нравится, почему же вы не уезжаете?” Но и я и Толя Марченко ответили – “Это вы мне не нравитесь, без вас Россия хорошая страна”.

К сожалению, теперь так мало кто отвечает, а потому Россию, как и в 41-м году, защищать будет некому, чего стоят добровольцы на Донбассе, вероятно, многие уже знают. А у нас практически открытая тысячикиллометровая граница забитая вооруженными талибами и исламистами между Афганистаном и Таджикистаном и это прямой путь в Поволжье. И готовые повстанческие отряды во многих регионах Кавказа. Конечно, исламисты научились у нас успеху гибридной войны в Крыму и чему-то научились на опыте нашего поражения в Донбассе. Похоже проверили средства российской обороны своими предупреждениями о террористических актах в Казани и Москве. И хоть всем российским чинам все равно — креститься или обрезаться, праздновать День народного единства или Рамазан, но все дело в том, что мы не нужны исламистам, как не были нужны Гитлеру. У них, как и у него, есть свои идеи, проблемы – газават, шариат, сунниты, шииты. А у Путина, как у Сталина, нет никаких идей, принципов и проблем, а потому, может быть, Россия победит Исламское государство. Но не знаю сколько из нас останется в живых, — пишет Сергей Григорьянц