Бывший так называемы главнокомандующий «Новороссии» а ныне военный эксперт Игорь Гиркин (Стрелков) прокомментировал сообщения о том, что авиация ВС РФ в Сирии наносит сверх эффективные удары по боевикам ИГИЛ.

На странице сепаратистов «Сводки от ополчения «Новороссии» Игорь Гиркин опубликовал свои аналитические выводы по поводу того, как воюет авиация ВС РФ в Сирии. По мнению Гиркина – все успехи, — это фактически выдумка, передает Joinfo.ua.

В данном случае Гиркин прокомментировал информацию о том, что якобы за прошедшие трое суток самолеты российской авиагруппы в САР в координации с сирийскими ВВС выполнили 137 боевых вылетов по 448 объектам террористической инфраструктуры в провинциях Алеппо, Дамаск, Идлеб, Латакия, Ракка, Хама и Хомс.

Предоставляем его комментарий и аналитику ситуации целиком.

«448 : 137 = 3,27 объекта «террористической инфраструктуры» на один вылет. Не хило. Т.е. каждый самолет в ходе вылета наносит удары последовательно не менее, чем по трем объектам.

Были разгромлены 78 командных пунктов, 31 склад боеприпасов и оружия, 11 мастерских по ремонту военной техники, 6 мастерских по изготовлению СВУ, 40 баз военной техники, ракетных и миномётных установок и 20 замаскированных позиций и укрытий террористов.

78+31+11+6+40+20 = 186 уничтоженных целей.

186 : 137 = 1,35 уничтоженных объектов за каждый вылет.

Ну, это формальный подход. Наверняка, в общем числе 137 учтены разведывательные вылеты, вылеты истребителей прикрытия и т.п. То есть, процент пораженных целей на каждый вылет еще выше.

Получается, что эффективность нашей авиации просто запредельная…

Любой вылет любого самолета и вертолета в зоне боевых действий официально считается боевым — будь он бомбардировочным, истребительным, разведывательным, патрульным, транспортно-десантным и т.п. Если бы было сказано «137 бомбо-штурмовых вылетов» — тогда да, разведывательные, корректировочные и все прочие вылеты оставались бы «за скобкой».

Цифры представляются несколько «фантастичными» хотя бы потому, что никто на земле не может по-настоящему «подтвердить» успехи наших летчиков — продвижения пехоты практически нет. Об этом тоже мне буквально вчера двое рассказывали. Несомненно — поражения целей есть и их немало. Там сейчас «все лучшее» летает, что есть в наших ВВС, и не только в ВВС, но и в «ведомственных» авиаподразделениях. Но все эти «громкие цифры» — они призваны всего лишь прикрыть тот факт, что даже с нашей авиационной поддержкой и пехотой КСИР, Басидж и Хезболлы не удается достичь практически ничего, кроме местных тактических успехов. Да и то не везде.

Напомню — в марте САА сдала один из крупнейших и важнейших городов — Идлиб. Буквально перед нашим «заходом» пала крупнейшая военная авиабаза, которую боевики осаждали 2 года… С чего ожидать, что наши 50 самолетов и вертолетов кардинально изменят ситуацию на фронте?

Наступать пытаются. Но пехота (кроме иранцев, ливанцев и афганцев) вперед не идет категорически и панически отступает в случае контратак противника — дисциплина и выучка САА — ниже всякой критики, а боевой дух отсутствует вообще (кроме немногочисленных элитных частей и подразделений). В такой ситуации наши могут бомбить «до морковкина заговения» без какого-либо результата. Но — только при условии дальнейшей пассивности противника. А если противник (которого наши местные и западные «партнеры» непременно снабдят по «усиленным нормам») пойдет в наступление и сомнет теряющую боеспособность САА? Что делать нашим летчикам, артиллеристам и обслуживающему персоналу на блокированных базах?

После же окончания «незаладившегося» наступления начнется обратный откат. И его никакими воздушными операциями остановить не удастся. Тут вспомнился Дьен-Бьен-Фу… очень актуально, на мой взгляд. Угроза повторения может оказаться весьма вероятной», — прокомментировал Гиркин.