Та пойми. Я вот был реально пророссийским. Родился и вырос в СССР. До 17 лет жил в Луганске, потом в КПИ поступил. Сам русский, родители русские, дедушки-бабушки русские. Двоюродная-троюродная родня преимущественно в России.

Кравчуковско-кучмовская Украина же отвратительна была. Как, впрочем, и ельцинская Россия. А тут алкаша Борю сменяет такой себе резвый вменяемый чувачок Вова. В России какие-то вдруг изменения пошли. И вот казалось, что Украина — сакс, болото, а Россия — рулез, модерн.

А потом всё переключилось в 2004-м. С Януковичем этим уёбышем. Я не мог понять, ну разве ж не видно. Кучма — говно, но Янукович — это ж уже запредельное говно! Как можно было россиянам так оголтело поддерживать этого пидараса? Даже не разбираясь в контексте, не зная ху из ху в украинской политике и в украинском мире, брызгая слюнями орать мне, что я предаю русских если иду против Януковича? Нет, на оранжевый майдан я не выходил, ибо в Ющенко тоже говнюка видел, но Янук — это же какое-то абсолютное зло.

С родственниками разосрался, но так, не серьезно. После всей этой камарильи решил для себя что это было случайное временное помешательство. Родственники, наверное, тоже самое про меня решили.

Второй раз щёлкнуло в 2008-м, во время войны с Грузией. Работал в то время как раз третий год в Москве. И снова увидел это помешательство. Причем меня это особо не касалось. Ну хуй с ними, этими грузинами. Кавказ — дело тонкое, не разберешь кто кому Рабинович. Но вот эта истеричная вакханалия, что на телевизоре, что в СМИ, что среди коллег по работе — реально напрягла. Ибо было видно, что все вдруг начали как-то слаженно и синхронно пиздеть. Убедительно так пиздеть. В первый раз мелькнула мысль, возможна ли война России и Украины. Даже не то что мысль, а какое-то такое чувство. Недомысль, короче.

И все равно, до прошлого года оформленной такой мысли в черепушке моей не было. Вернулся в 2010-м в Киев. На людей, которые могли сказануть, что «Россия нападет на Украину» здесь смотрели как на умалишенных. Да и практически не было этих людей. Янукович пришел, ну так хуй с ним, итак было ясно, что пока эти донецкие пидарасы всех не заебут, их будут слушать всякие долбоёбы, хуйню эту глотать. Про НАТО, русский язык, пенсии и стипендии всем, злых бендеровцев и прочее. Слушать и голосовать за пидаров этих.

Всё так и оказалось, заебали так, что нужен был только повод, чтобы донецких выгнать. В этом майдане я уже участвовал. Как парамедик. Видел как всё несправедливо. Беркут этот ублюдочный, наши телеканалы, избиения, пытки, похищения, первые смерти. И уже в третий раз наблюдал российское помешательство. Даже не помешательство, а какое-то беснование. Вот тогда уже подумалось, что возможно будет война. То что Януковича мы скинем мне было очевидно еще 01 декабря, когда я увидел сколько людей вышло на улицы. Или когда ночью и утром съезжались «трусливые киевляне» во время первой атаки на Майдан в декабре.

А потом, уже что рассказывать, Толя. Бегство донецких пидарасов, одновременно с началом войны. Во всяком случае мне было ясно, сразу после захвата крымского совета, что будет война. Дальше батальон «Донбасс», освобождение городков и сёл до самого Илловайска. Там уже серьезные бои, российская армия (я же буквально рядом с оператором был на том видео где этих трех российских военных допрашивали), наебалово россиян со «словом российского офицера», когда нас на марше прямо в колоне вдруг начали расстреливать, плен и освобождение в декабре 2014-го. В марте я вернулся в «Донбасс», так как много вопросов незакрытых осталось к рашистам и донецким гопникам этим. Полтора месяца в Широкино.

В Широкино был тир. Не, не смейся, реально. Всё же пристреляно. Артиллерия и минометы даже особо не нужны были. Сепары как-то по тупому, в одни и те же места шли. Ну как животные на водопой. Там их и двухсотили. То ли ротации у них частые были, и старички новичкам не рассказывали, что как и где. То ли пьяные или под героином в бой отправлялись. Короче, позакрывал я вопросы свои, которые после плена сформировались. Вот дембельнулся, так как война, похоже, закончилась.

Довели меня, Толя, русского человека, что россиян я теперь ненавижу. Убивал и, если надо, буду убивать. Наверное русский фашист я теперь по-ихнему, — пишет NPUBOP