Мы неделю могли видеть как инстинктивно складывалась неформальная коалиция сторонников террористической версии. Это были авиа-эксперты — лётчики, конструкторы, инженеры. Это были представители авиакомпаний, живущих туристическими рейсами, и особенно, чартерами. Это были турфирмы, вектор бизнеса которых объективно сместился в египетско-турецкую сторону.

Эту коалицию совершенно не смущало, что она подрывает жизненно важный для Кремля и лично Путина тезис о безжертвенности его сирийской авантюры, что в свою очередь мешает вытеснить из сознания и дипломатии провал его предыдущей кровавой авантюры — украинской. Ведь память об Афганистане оказалось совершенно не затерта Крымом. А мстительную эйфорию осени 1999 года, сделавшую таким легким вход в новую чеченскую войну, как выяснилось, повторить невозможно.
Эту коалицию не отпугнул и факт образования альянса с англосаксонским блоком — путинскими дипломатическими антагонистами.

И тогда владыка московского Мордора нанес жесткий удар по российской части «просаботажной» (антитехногенной) коалиции, запретив полёты в Египет. Этим он поставил на грань разорения и авиакомпании, и туриндустрию. А то, что жестокого пострадают его египетские союзники и изрядно просевший за год российский средний класс — ну, так омлет не приготовишь, сохраняя яйца.

И вот это и есть симптом конца путинизма — нельзя требовать от всех столько жертв из-за того, что правитель запутался в собственных интригах.

Путин по докладу главы ФСБ Бортникова запрещает полёты российских авиакомпаний на древнюю землю Миср (Кемет, можно Мицраим). Это обрушение авиабизнеса и турбизнеса. И очень сильный удар по египетским союзникам по борьбе с мировым злом (а ведь так старались, так поддакивали техногенной версии, так не находили следов взрывчатки). Что-то тов. Давид Кэмерон уму в уши насвистел загадочное… И осталась только одна версия — теракт. А как же быть с мольбой Пескова не торопиться с «сирийским следом»? Так-то ведь не сирийский след, но напротив, египетский!

В итоге войска Асада с достоинством и очень галанто уступают позиции демократической сирийской оппозиции, а над Россией вновь нависла кровавая ночь террора.

Как писал — в 1945 году и по другому поводу — поэт-фронтовик Семён Гудзенко:
Занят Деж,
занят Клуж
Занят Кымпелунг
…Нет надежд
Только глушь
Плачет нибелунг

PS. Шарм-аш-Шейх!!! Откуда выплыло эль-Шейх?

Евгений Ихлов

Facebook