Есть вещи совершенно невозможные. Идет война, каждый штык на счету, а отдельные господа старательно вбивают клин между бойцами ВСУ и Нацгвардии, между ВСУ и милицейскими добровольческими батальонами, между ВСУ и неоформленными добровольцами.

Это безумие — результат недоверия президента к самостоятельным политикам, самодостаточным чиновникам, и к свободным гражданам страны, осознанно идущим на войну.

Верховная власть боится очередного майдана, мятежа или вооруженным восстания больше, чем российской агрессии. И рассчитывает на лояльность прикормленных генералов, на армию принудительно мобилизованных рабочих и крестьян.

Кому-то наверху кажется, что насильно одетый в военную форму украинец — более безопасный патриот. Кто-то преднамеренно распускает слухи о невысоких боевых качествах добровольцев; обвиняет добровольцев в трусости; пренебрежительно отзывается о Национальной гвардии; а всех добровольцев, проходящих службу в МВД, — это, в основном, бывшие майдановцы, — уничижительно называет «ментами». Эти «менты», между тем, цементировали наши слабые боевые порядки под Славянском; брали Лисичанск и Северодонецк, Попасную; освобождали Мариуполь; геройски сражались в Иловайске; держали ДАП, Пески; брали Широкино…

Абсурдно противопоставлять одних воинов другим. Преступно это делать, находясь во власти. Глупо рассчитывать на лояльность «не добровольцев» из ВСУ. Чтобы не бояться политической конкуренции, майданов, мятежей и бунтов, надо, наконец, сформировать внятную национальную политику, провести настоящую военную реформу, построить современную профессиональную, добровольческую армию. И победить в этой войне. Пишет Касьянов