Путинские финансы поют романсы

2 года назад Все за сегодня

31 июля президент РФ и по совместительству «эффективный менеджер» по контрсанкциям, продуктовым эмбарго и уничтожению санкционных продуктов В.Путин провёл рабочую встречу с президентом, председателем правления Сбербанка России Г. Грефом. Обсуждалась ситуация в банковском секторе, в частности в сфере кредитования, а также итоги работы банка в первом полугодии. Информация об этом размещена на сайте Кремля.

Встреча, прошедшая в формате вопросов, которые, к примеру, задает директор своему главному бухгалтеру, наглядно продемонстрировала в какой ситуации оказался финансово-банковский сектор России в результате западных санкций, которые навлек на страну Путин из-за Украины. Ответы Грефа выглядели ну просто хрестоматийными и в будущем могут войти в учебники для студентов, как краткий курс по российским финансам в эпоху Путина.

Естественно, первый вопрос главного суверена российских финансов касался прибыли, которая уже давно исчезла из финансового лексикона страны на разных уровнях, начиная от ЦБ и кончая коммерческими банками, госкорпорациями и обычными предприятиями. Этот суверен своими «патриотическими» действиями добился того, что все они оказались отрезанными от внешних источников кредитования, которые были доступны до введения санкций.

Это привело к фактическому банкротству многих предприятий, банков и резкому дефициту финансовых ресурсов даже у крупных госкорпораций, которые пытались решить свои проблемы за счет госбюджета. Показателем продолжающегося кризиса банковской системы может служить банкротство старейшего банка «Российский кредит» и отзыв у него на прошлой неделе лицензии со стороны ЦБ РФ.

Хотя Греф, как и многие его коллеги по бывшей и нынешней работе, молчат «в тряпочку» о политической подоплеке санкций и их истинном «герое», все же осторожно назвал этот год тяжелым, когда пытался обрадовать своего шефа тем фактом, что, несмотря на это, Сбербанк по итогам полугодия «вышел» на прибыль.

«У нас по первому полугодию прошлого года была прибыль 186 миллиардов рублей, в этом году только 81,5 миллиарда. Но для такого тяжёлого года, в общем, сам факт наличия прибыли уже очень хорошо», – с «честью» справился Греф с непростым вопросом.

Однако, когда дело коснулось главной болезненной проблемы, от чего зависит состояние реального сектора экономики – возможностей кредитования, то здесь, как и следовало ожидать, пафоса было меньше. «В целом по шести месяцам у нас кредиты юридическим лицам упали примерно на 6,5%, кредиты физическим лицам – на 0,5%. Удается пока держать уровень кредитования физических лиц, в первую очередь за счет ипотеки, потому что ипотека у нас растет в этом году хорошо», – сказал глава Сбербанка.

Падение кредитов юридическим лицам на фоне роста ипотеки – это показатель того, что экономика фактически не развивается, а непроизводственные расходы растут. Греф привёл цифры ипотеки: » В целом с начала года мы выдали более 250 млрд. рублей ипотечных кредитов, из них 64 млрд. – это кредиты с господдержкой».

Из этих цифр может показаться какая-то положительная тенденция в кредитной деятельности Сбербанка. Однако, это ничто иное, как кредитование одной группы граждан со стороны другой группы, которые являются вкладчиками Сбербанка, за счет чего и формируются его кредитные ресурсы. Это очень выгодно любому банку, так как поддерживает его ликвидность, даже в отсутствие спроса на кредиты на производственную деятельность.

Поэтому, не случайно Путин спросил Грефа, растет ли объем депозитов в банке? «По депозитам, конечно, был шоковый последний квартал прошлого года и первый квартал текущего», – начал было Греф, но его оборвал Путин, сказав, что это вы мне рассказывали, как бы давая понять что ему не понравилось выражение «тяжелый год».

Да, действительно Путин не любит, чтобы ему намекают или напоминают о трудностях санкционного времени: для него – это как «красная тряпка для быка». Он все еще полагает, что его бессмысленное противостояние с Западом – благо для страны и россиян. Его психотип не терпит возражений, не говоря уже о противоположном мнении. По имеющейся информации, он просто обрывает министров когда кто-то из них пытается дать объективную оценку о положении дел в той или иной отрасли.

Греф относится к тому окружению Путина, которое хорошо усвоило правила общения с хозяином. Все его публичные выступления на всевозможных форумах и круглых столах отличаются констатацией следствий без выявления их основополагающих причин, старательного обхода политических аспектов.

Не исключением стала и нынешняя встреча в Кремле, где Греф, чтобы не нарушать мировоззрения-спасителя, в котором сейчас находится Путин, обрисовывал ситуацию в осторожной, а иногда в нужной форме, в частности, когда отмечал действия Центрального Банка РФ в преодолении последствий санкций.

Многие серьезные экономисты, в отличие от Грефа, считают ошибочной тактику, которую избрал ЦБ после обвала рубля в конце прошлого года, когда были резко повышены процентные ставки рефинансирования. Эта мера была, в первую очередь, направлена на спасение банков, а не поддержку производственных секторов экономики. Сбербанк оказался одним из тех банков, которые получили немалые средства от ЦБ, в результате ему удалось поддержать ликвидность в это смутное время.

Об этом он и доложил Путину, отметив, что ЦБ регулирует денежную кредитную политику, поэтому, конечно, они вынуждены были поднимать ставки, для нас это стоило прибыли. «У нас три триллиона рублей было привлечение из Центрального банка, сейчас уже менее полутора триллионов», – сказал он.

Прекрасно зная положительное отношение Путина к такой политике ЦБ, Греф в заключении беседы «погладил шефа по шерсти», когда произнес следующую фразу: «Что касается политики Центрального банка, то мы видим, конечно, что они очень жёстко действовали по отношению к нам, но, в общем, это во многом смягчило и спасло ситуацию в целом».

В беседе Путина с Грефом практически не затрагивались вопросы развития экономики, поиск внутренних источников финансирования и лишь подчеркивалась положительная роль ЦБ. Но специалистам хорошо известно, что так называемые кредиты ЦБ для поддержки банков – это ничто иное, как печатание денег, что только подстегивает инфляцию и стимулирует непроизводительные расходы. И кроме того, в условиях путинской России, где действуют по понятиям, не все банки могут рассчитывать на помощь ЦБ, а только «приближенные к телу» или «патриотически» настроенные.

Однако патриотизм и финансы понятия совершенно разные. Если первый больше подвержен субъективным факторам, то вторые развиваются по объективным законам. Когда эти два понятия смешиваются, тогда начинается искусственная работа по латанию дыр – то, чем сейчас занимаются финансовые и бюджетные власти страны.

Положить этому конец можно только через прекращение бессмысленного противостояния с Западом, налаживание нормальных, цивилизованных связей с мировой валютно-финансовой системой и восстановление доверия на международных рынках капитала.

А пока, путинские финансы поют романсы.

Автор: Кямран Агаев

Загрузка…

📰 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

⚡ ТОЛЬКО ВАЖНЫЕ

Жми «Нравится 👍🏻» - читайте нас в Facebook!

Спасибо, Я уже с вами! 😉