Поехала одна моя знакомая с ребенком в Болгарию, горящий тур, на недельку. А там россиян — ну прям нашествие, видимо-невидимо, гогочут, пьют.

Ну, первые дни она ходила и воспитывала в себе терпимость и толерантность. Старалась изо всех сил, не обращала на них внимания. А потом в какой-то из дней сидит на пляже, малыш ее пасочки лепит. Неподалеку – разместилась компания россиян. А ее руки инстинктивно, где-то даже подсознательно – сжались в кулаки. Это у нас у всех уже неизбывное.

И ребята эти – молодые, студенты, видимо. И она давай их рассматривать. Такие худенькие, в панамках, у одного шорты в ромашку. Нормальные вроде с виду люди, люди как люди.

И давай эта моя знакомая себя мысленно уговаривать. Мол, ну чего ты злишься. Ну вот они – конкретно они – ничего тебе не сделали. Вот смотри, обычные люди, ни плохие ни хорошие, во всяком случае они сейчас тут, а не на Востоке, мальчишек наших не убивают. Нельзя вот так всех равнять, под одну гребенку.

И вот так сидела она себя уговаривала, и слышит, как тот в шортах в ромашку – рассказывает своим друзьям о ролике в ютубе. Говорит, видел недавно такой ролик, ядок, там в этом ролике девчонка с друзьями на пляже, и тут под ними вдруг начинают мины взрываться, в этом ролике, один друг на кусочки, другой, и только эта девчонка уцелела, и стоит такая – вся в фарше из своих друзей.

Галя, рассказывала она мне потом, он так и сказал – «в фарше из своих друзей»!.. И вся эта компания как заржет!.. Очень им смешно было. Что мины, друзья, фарш. Наверное, они не хоронили своих одноклассником, однокурсников, своих братьев и мужей. Как мы. Как мы все время всем миром хороним.

И она сидела на том пляже, онемев, и речь у нее, казалось, пропала от шока, и она не знала что делать.

И тут видит – ее малыш подошел к той компании и громко сказал:

— Вы очень плохие люди! — а потом развернулся и потянул маму за руку, — Давай уйдем отсюда, мама! Пишет Сергеева