Когда ленинградские чекисты-преступники Путин и Медведев уничтожат первую партию т.н. «санкционных» продуктов, все коренные жители Санкт-Петербурга должны выйти на миллионную демонстрацию против этой преступной власти, совершающей всё новые и новые преступления.

Отец моего отца, мой дед, был арестован в своей квартире, посреди ночи, по адресу Невский пр. д. 88, в возрасте 35 лет, в 1937 году, преступными сотрудниками ленинградского НКВД, чьими наследниками являются Путин и его гэбэшные подельники.

Просидев год на минус девятом этаже НКВДшной тюрьмы на Литейном проспекте, мой дед Иосиф Рабинович счастливым и случайным образом освободился, после статьи в «Центральной Правде» о «перегибах на местах». Тогда, после этой статьи, вышли две-три тысячи неправосудно арестованных, которых ещё не успели расстрелять.

Вышел оттуда он с выбитыми на допросах зубами, и с покалеченными на допросах глазами, инвалидом первой группы по зрению. Оставшись в Ленинграде тушить «зажигалки» на крышах города в полуслепом состоянии, он не пережил блокады Ленинграда и умер в блокадном Ленинграде от голода, в возрасте 40 лет. Мы не знаем, где он похоронен, в какой из братских могил блокадного Ленинграда.

В его семье оставалась жена, того же возраста, то есть моя бабушка, а также двое детей: мой отец, тогда 15 лет, и его младшая сестра, тогда 3 лет. Бабушки я тоже никогда не знал: с подорванным блокадой здоровьем и убитая горем, она умерла в 1950 году, не дожив до 50 лет.

Мой отец и его сестра, моя тётя, всю жизнь имели удостоверения блокадников, не поддельные и не купленные, а самые настоящие.

Я родился в 1966 году, и с самого рождения помню отношение своих родителей к хлебу. Оно было характерным для подавляющего числа коренных ленинградцев в послевоенные десятилетия и на всю жизнь. Хлеб никогда не выбрасывался. Из недоеденных чёрствых остатков делались сухари, которые были очень вкусными.

Введённые Путиным продовольственные санкции против собственного народа — это плевок всем блокадникам и их потомкам прямо в душу, не говоря о лице.

Этот плевок сделан Путиным и Медведевым, двумя дегенератами из Ленинграда. Двумя ленинградскими выродками.

Их… даже не указ, а приказ по уничтожению продуктов — это дичайшее преступление против самой памяти блокады Ленинграда и против её жертв, погибших и выживших. Это преступление против их ныне живущих потомков. Это преступление лично против меня.

Пока я жив, я буду делать всё от меня зависящее, чтобы эти преступники и их подельники оказались на скамье подсудимых.

Путин и Медведев — это Сталин и Жданов наших дней. С рябчиками и тортиками в Кремле и Смольном в самые жутчайшие месяцы и годы блокады.

Я призываю всех коренных жителей Санкт-Петербурга громко и ясно выразить своё отношение к осквернению памяти блокадников, производимому преступниками, маскирующимися под руководителей государства.

Автор: Slava Rabinovich