По данным КМИС, больше половины украинцев поддерживают выполнение условий Минских соглашений ради мира в стране. В то же время, нашумевший недавно соцопрос показал, что 80% наших граждан вообще не читали текст Конституции. И если рок пренебрежения так безжалостен по отношению к Основному Закону, то есть ли основания ожидать чуда касательно документов, подписанных в Минске? Впрочем, множественные дискуссии подтверждают, что даже искушенные в политике персоны нередко черпают знания о минских договоренностях откуда угодно, лишь бы не из текста соглашений.

Для тех, кто все же осилил трёхстраничный документ, тайное становиться явным, хотя еще большее остается непонятным. В частности, Киев уверенно готов к реализации военной части Минска-2, которая предполагает прекращение огня, отвод тяжелого вооружения и обмен пленными. Но практически никто не рискует открыто распространяться о том, что власть собирается делать в случае, если по приказу Кремля боевики действительно прекратят войну. Да, звучит глупо, но все же. Готовы ли президент и парламент действительно выполнять условия достигнутого в белорусской столице компромисса?

Скорее всего, о добровольной готовности речь не идет, и голосование за конституционные изменения в Раде — яркое тому свидетельство. Попытки неуклюже успокоить общество, последовавшие за принятием соответственного решения, только демонстрируют панику власти в предвосхищении реальной цены, которую предстоит заплатить за «мирное» урегулирования конфликта на Донбассе. А закреплена эта цена как раз в минских договоренностях.

Рассмотрим две альтернативы имплементации последних.

Loading...
Loading...

Первая — оптимистичная — заключается в удовлетворении боевиками ДНР/ЛНР действующим законом об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Политики и лидеры общественного мнения порядком утомили публику спорами относительно закрепления особого или не-особого статуса Донбасса. Многие утверждают, что особый режим местного самоуправления — это не особый статус (хотя в Минске-2 речь идет именно об «особом статусе»). Но вспомним положения указанного Закона, согласно которым оккупированные территории получают особый порядок финансирования из госбюджета, свою народную милицию, право принимать участие в формировании местных судов и прокуратуры, а также другие привилегии. При таком раскладе, даже с учетом децентрализации, никакой другой регион Украины не получит подобных прав, а это значит, что часть Донбасса будет наделена особыми полномочиями и особым статусом де-факто, если не де-юре. Но главное в другом. Закон гласит, что полномочия избранных на выборах местных властей в Донецке и Луганске не могут быть прекращены досрочно. Вспомним, как президент Порошенко несколько раз подчеркивал, что без права префектов именно прекращать деятельность местных советов, децентрализация превращается в федерализацию! Да, именно так, господин президент.
Надо отметить, что данный вариант, по сути, есть минимумом, который обязана выполнить Украина, но далеко не пределом для требований боевиков. Каковы последствия этого варианта? С одной стороны, очевидно, что Киев официально теряет контроль над некоторыми районами Донбасса, с другой — Москва приобретает контроль лишь над этой территорией. И если это цена мира, пожалуй, ее стоит платить. Но давно известно: Донбасс нужен Путину постольку, поскольку он позволяет манипулировать всей Украиной. Поэтому Кремль уже поспешил заявить, что изменения в Конституцию не соответствуют Минским соглашениям. Так что же соответствует?

Вторая альтернатива — пессимистичная — предполагает уточнения статуса Донбасса в ходе прямого диалога украинской власти с ДНР/ЛНР. Между прочим, требование такого диалога закреплено в «Комплексе мер по реализации Минских соглашений», подписанном в феврале этого года. В документе четко указано, что и модальности проведения местных выборов, и вопросы особого статуса, и параметры конституционной реформы должны быть согласованы в процессе консультаций с главарями сепаратистов на Востоке. Их требования разлого сформулированы в нескольких ДНР-овских проектах украинской Конституции. Среди прочего фантастического, там есть притязание на закрепление в Основном Законе внеблочного статуса Украины. И этим все сказано. Цель Путина — выторговать мир на выгодный статус нашего государства, на превращение его в серую зону безопасности и сферы влияния третьих стран. Другого формата политического решения проблемы Россия не примет.

В этой ситуации нам следует признать, что для Украины выгодны лишь несколько первых пунктов минских соглашений, которые предполагают окончание войны. Все другие положения «Комплекса мер» жестко противоречат национальным интересам. Если боевикам прикажут и они перестанут стрелять, мы останемся в тупике. Если мы откинем диалог с террористами либо их требования, им снова прикажут стрелять. Когда же согласиться на диктуемые условия, приняв, например, статус внеблочности, мы обречем себя на постоянную уязвимость перед безнаказанной агрессией извне. Таким образом, ловушка Минских соглашений заключается в невозможности их полной реализации без потери суверенитета. Минск-2, возможно, способен дать Украине шаткий мир, но не суверенитет. Да, другая альтернатива — боевые действия. Но, кажется, борьба за независимость лучше, чем зависимость. Возможно, мы не в силах победить противника, но научиться эффективно ему противостоять — вполне посильная задача.

Автор: Павло БУЛЬДОВИЧ