Самый грандиозный в истории человечества военный парад Победы на Красной Площади означает конец российских культуры, науки и технологий.

Утверждение, вынесенное в заголовок этой заметки, кажется странным, абсурдным и русофобским. Но это абсолютно не так. Вдумайтесь.

Милитаристская доминанта Российской ментальности, идущая из Кремля под лозунгом РОССИЯ ВПЕРЕД! (словно своей земли мало), означает доминирование Войны в экономике, политике, культуре и общественном сознании населения: во всем! В Советском Союзе работа на войну инженеров и специалистов в науках (увековеченная в афоризме: физики в почете, лирики в загоне) превалировала над всем прочим. Рассекреченная карта "наукоградов", покрывавших СССР (а их, как оказалось, были десятки!), вместе с рассекречиванием тематики, которой там занимались, показала, что в подавляющем большинстве ученые и инженеры в этих наукоградах работали на войну. То есть не на созидание, а на разрушение. Или в лучшем случае на разрушительное созидание. Однако: коммунисты уважали науку, интеллигенцию, образование, интеллект. При них невозможно было — как это произошло при третьей каденции Путина — чтобы учителей и врачей объявили главными ворами и расхитителями, ученых и инженеров — шпионами, преподавателей вузов главными взяточниками (не вертикаль власти взяточники и откатчики, а врачи, профессора и учителя. Надо же докатиться до такого абсурда!).

При коммунистах быть профессором и ученым было престижно. Большевики (не идеализируя ленинцев, "забыв" о большом терроре, голодоморе и других преступлениях и будучи попросту объективными) уважали образование, науку и интеллект. СССР после ликвидации безграмотности и ВОВ (когда не до образования было) стал самой читающей нацией в мире! При Брежневе и Андропове была создана грандиозная система научно-исследовательских институтов. В которых негласным принципом был: между собой говорите о чем хотите абсолютно свободно, хоть анекдоты травите, хоть Брежнева поносите, но только не на собраниях. Не письменно (иначе это антисоветская пропаганда). И не выступая с открытым протестом в "публичном месте". А в курилке, на кухне, на посиделках за рюмкой водки — свобода слова полнейшая! То есть при том, что страна по-прежнему ориентировалась на Войну, миллионам людей предоставлялась возможность свободно творить во всем: от изучения китайских иероглифов до инженерии. Большевики понимали, что для творчества — будь то математика, филология, космонавтика, физика — нужны интеллектуальная свобода и честность. Законы Ньютона и теория относительности не являются (вопреки утверждению Гитлера) ни национал-патриотическими, ни национал-предательскими. Законы природы не имеют национальности. Так же, как принципы построения автомобилей или же телевизоров. Так же, как не может быть национал-патриотической или национал-предательской история, геология и любая другая наука — если она наука. К тому же при Брежневе, Андропове и Черненко не говорили, что превратят Америку и Европу в радиоактивный пепел. Такие слова по телевидению СССР (в отличие от Российского) прозвучать не могли. У большевиков была пусть утопическая, но привлекательная позитивная программа для человечества: построение коммунизма. В то время как единственной позитивной программой четвертой каденции Путина является угроза уничтожения. Обращенная ко всему миру с садистским, или болезненным, гонором.

Сегодня в России ситуация кардинально отличается от времен Брежнева и Андропова. Милитаристский угар и военная направленность экономики те же, но уважения к ученым, профессорам, врачам, учителям — интеллигенции одним словом — нет. Есть, если можно так выразиться, антиуважение к интеллигенции. Но можно ли национал-патриотично создать компьютер нового поколения? И нового поколения самолет? И даже конкурентоспособную на мировом рынке кастрюлю — всего-навсего, казалось бы? Ответ очевиден. Яростное разделение с "легкой руки" национального лидера не только всего народа, но и образованных кругов общества на национал-патриотов и национал-предателей делает невозможным конкурентоспособное созидание любого рода. За исключением случаев, когда на решение малой проблемы бросаются неимоверные деньги и силы. Смотри новый российский танк.

В России 20-го века существовало два взгляда на интеллигенцию. Первый сформулирован Лениным в письме Горькому, второй — Николаем Бердяевым.

"Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и её пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно". В.И. Ленин в письме Горькому 15 сентября 1919 года.

"Интеллигенция — это лучшие, избранные люди страны, создатели духовной культуры нации, творцы русской литературы, русского искусства, философии, науки, религиозные искатели, хранители общественной правды, пророки лучшего будущего. К такой интеллигенции в лучшем смысле этого слова принадлежали Пушкин и Лермонтов, Гоголь и Тургенев, Л. Толстой и Достоевский; к ней принадлежат Чаадаев, славянофилы, Белинский и Герцен, Вл. Соловьев, русские философы, ученые и художники, все общенациональные вожди русской культуры, сознательные слои русской общественности. В этом нормальном понимании интеллигенция есть лучшая часть общества, наиболее образованная, наиболее развитая, наиболее благородная, наиболее талантливая и творческая, она есть соль земли, истинная выразительница народного духа, носительница народных идеалов, а не интересов". Николай Бердяев в статье "Духовный кризис интеллигенции".

 

Интеллигенция в Федерации четвертого Срока, как в худшие годы Сталинского Правления, делится на национал-предателей и ее противоположность — национал-патриотов. Национал-предателями — живи они в наше время — бесспорно были бы упомянутые Бердяевым Пушкин (сосланный, как известно, в Михайловское), Лермонтов (убитый), Гоголь (который лучшие произведения написал в Риме), Тургенев (эмигрировавший во Францию), Л. Толстой (преданный анафеме), Достоевский (стоявший у стенки среди приговоренных к расстрелу), Чаадаев (объявленный сумасшедшим), Герцен (в России проклятый), Вл. Соловьев… А в более позднее время — Булгаков, Мейерхольд (замучен), Мандельштам (умерщвлен), Гумилев (расстрелян), Блок (умер голодной смертью), Ахматова (выжила, но преследовалась), Цветаева (повесилась), Бродский (выслан), Сахаров (преследовавшийся долгие годы), Бабель (убит), Политковская (убита), Немцов (убит) — список можно продолжать без конца.

От того, каково отношение к созидательному классу (не только к интеллигенции — читай Бердяева — но также и к фермерам, высококвалифицированным рабочим, малому бизнесу любого вида — зависит, сможет ли нация созидать или останется в числе так называемых развивающихся государств — читай недоразвитых — вечно.

При Сталине Ленинское отношение к интеллигенции ("интеллигенция — это говно" — четче не скажешь) сочеталось с созданием советской интеллигенции, то есть НАШИХ профессионалов во всем, кроме профессии единых с Властью. При Брежневе и Андропове — с оговорками — определение Бердяева превалировало. Уважение к ученым, профессорам, интеллектуалам было громадным. При Путине четвертой каденции восхищение интеллигенцией, с ее свободой суждений и творчества, является национал-предательством а каждый интеллигент по Бердяеву — русский (независимо от национальности: русский по ментальности и культуре интеллигент) — национал-предатель. А это значит, что никакое достойное созидание в условиях, при которых созидательный класс полностью контролируется т.н. силовиками (читай держимордами) невозможно. Военный парад "невиданных в истории человечества масштабов" (как с гордостью объявляется) является вехой, означающей, что Россия пошла по милитаристскому курсу. При Ленинском отношении к интеллигенции. Опять, как в советское время, ученые и инженеры должны задумываться, хотят ли они работать на войну и посвящать свою жизнь войне. Однако ситуация абсолютно не похожа на ту, которая была даже в брежневско-андроповском СССР, когда интеллигенция уважалась и бердяевское отношение к образованным классам общества — хотя и с оговорками (прослойка между пролетариатом и крестьянством) доминировало. Она бесконечно хуже. Каждый интеллигент в Федерации стоит перед выбором: либо стать национал-патриотом, единым с Властью, либо национал-предателем, думающим своей головой. А это значит: никаких шансов стать одной из экономически и технологически передовых стран, и даже всего лишь независимой от экспорта почти всего — от автомобилей и сотовых телефонов до продуктов питания — у России отныне нет. Надолго. Может быть навсегда.

Такой вот зловещий парад. Парад — символ России. Вперед по карте и глобусу. Парад победы над разумом. Самый — о чем с гордостью говорится — масштабный и самый милитаристский парад в истории человечества. С которого не как на параде Победы 1945-го, а как на параде 1941 года, помаршировали-проехали гусеницами-колесами — и в бой!

Армата

Юрий Магаршак