Пока не решен вопрос о горячих точках, переговоры по политической части соглашения ничего не гарантируют, пишет политолог Владимир Фесенко в блогах на НВ.

«Прорыв», о котором говорят участники трехсторонней контактной группы в Минске, является формальным – принято решение о создании рабочих подгрупп. Это означает начало процесса реализации политической части Минских договоренностей.

Я сдержанно отношусь к перспективам этих соглашений: да, начало положено, но переговоры, судя по всему, будут непростыми и длительными. Кроме того, маловероятно, что они дадут результат. Остается немало вопросов – от даты начала работы подгрупп до определения формата.

Украинская сторона настаивала, чтобы представители ОБСЕ участвовали в упомянутых подгруппах или даже возглавили их, но Хайди Тальявини весьма нечетко выразилась об участии ОБСЕ. Если же представителей ОБСЕ в составе рабочих подгрупп не будет, что означает прямую линию между Украиной и представителями сепаратистов, рискну предположить, что уже в ближайшие недели ситуация станет тупиковой, потому что позиции сторон кардинально различаются.

Так что я, скорее, пессимист. К тому же, пока не будет прекращен огонь в зоне конфликта, ни о какой реализации политической части Минских соглашений не может быть и речи. Более того, о прогрессе говорить рано – подгруппы еще даже не начали работу.

Но даже после того, как они заработают, это не даст нам никаких гарантий соблюдения перемирия. Пока не решен вопрос о «горячих точках», переговоры, в том числе по политической части соглашения, ничего не гарантируют. И то, что нарушена логика Минских соглашений – сначала прекращение огня, и только затем – начало политических переговоров, только усложняет ситуацию.

На мой взгляд, украинская сторона должна настаивать на том, что реализация политических договоренностей может быть начата исключительно после полноценного прекращения огня. И об этом нужно откровенно говорить как противнику, так и нашим западным партнерам, которые все еще предпочитают выдавать желаемое за действительное.