\"Орда\"По улице, где я сейчас работаю, трудно ходить. Она очень крутая, эта улица, часть ее вообще выложена ступеньками. Когда я стою у входа в офис, то хуже всего наблюдать за лицами тех, кто поднимается по тротуару. Молодые они или старые, но у всех у них одинаковые измученные лица и тяжелое дыхание. Вот идет простой бюджетный служащий, за ним пенсионерка в потертом пальто с клетчатой сумкой; далее какой-то творец с кусками ватмана, потом девушка-студентка. Очень разные люди идут по этой улице, но они вдруг становятся необычайно похожими. Понимаю почему: у них общая проблема — победить эту улицу, добраться до ее верхнего конца.

Я тоже поднимаюсь наверх и ловлю себя на том, что не могу ни о чем думать — лишь считаю ступеньки и жду спасительной площадки перед офисом. Часто я спрашиваю себя о том, на что трачу силы; потом проклинаю, что согласился на работу в этом месте; а в конце думаю — а не поменять ли мне ее. Но главное, я ползу наверх все с тем же выражением лица, что и все. Видимо, общие обстоятельства делают людей похожими.

Особенно трагические.

Вот убили Бориса Немцова, потом все собрались на шествие его памяти. Было много людей, реяли знамена России. Скоро снова соберутся в Сахаровском центре, а потом поедут на кладбище, где Бориса и похоронят. Сегодня один, звонивший в эфир, горько сказал: “Вот вы столько слов о Немцове сказали, а пройдет месяц, и его забудут — ведь всех забывают! И за что он погиб, так и непонятно”.

Кстати, а за что он погиб? — подумал я. Хороший вопрос.

Ну, бывает, что человеку падает на голову кирпич — тогда это случайность. Бывает смертельная болезнь — тут тоже все понятно. Случаются катастрофы, стихийные бедствия и прочее, что нерукотворно. Бывает и рукотворное, к примеру, пьяная поножовщина. Но все эти факторы скорее относятся к категории “из-за чего”. А слушатель задал другой вопрос, он спросил “за что”. То есть за какую цель. Во имя чего.

И знаете, оказалось, что на этот вопрос очень трудно ответить, исходя из того, что Бориса убили по политическим причинам, а не по тем, которые рассказывает сказочник Жириновский.

Вот непонятно, за что погиб Немцов.

За демократию? Но Россия, в общем-то, пусть не полностью, но частично демократическая страна. Борис достаточно свободно критиковал власть, обличая ее даже не столько словами, сколько страшными брошюрами со всякими цифрами, доказывающими абсурдность действий власти и ее злоупотребления. И он это делал много лет. Да, власть его ненавидела, рассказывала, что он “поураганил в 90-е”. Его обливали грязью в государственных СМИ, но до убийства дело как-то не доходило. Он открыто протестовал против антиукраинских действий, обличал “верхушку”, стал в какой-то степени рупором оппозиции, учитывая, что Навальный то под домашним арестом, то в СИЗО. Но и к этому власти давно привыкли — они его, Немцова, просто не замечали. Вообще-то в стране, имеющей Конституцию и многопартийность, оппозицию не замечать не принято, но бог с ним — значит, у нас такая особенная страна. В любом случае “не замечать” — это лучше, чем четыре выстрела в упор.

Но, может, Немцов непосредственно угрожал Кремлю и одним своим присутствием был угрозой для трона? Вроде бы нет, кремлевские голоса утверждают, что он давно “вышел в тираж”, и его влияние было “ничтожным”.

Ну, с “ничтожным” я бы поспорил, однако делать этого не буду, потому что для власти ничтожен любой, кто не в Кремле.

Так “за что же” погиб Борис?

Ответ прост и печален — ни за что.

И в этом простая российская правда о нашей действительности.

По материалам: Obozrevatel.com