1. Целый год (а почитай уже и больше — два, начиная с закона Димы Яковлева) Кремль раздрачивает народ. Натравляет на либерастов и дерьмократов. На Обаму и Гейропу. На жидобендеровцев и укрофашистов. Разжигает ксенофобию, мракобесие, ненависть, национальную спесь…

На что расчет? А на то, что народ взбесится, взъерепенистся, оскотинится, схватит лом и побежит громить всех этих жидо-либеро-геев. И нате вам пожалуйста: вся оппозиция рядочком положена с проломленными черепами на Красной площади, а та, что чудом уцелела молит царя-батюшку защитить их от разгневанного народа!

Царь-батюшка в бесконечной своей благости сжаливается и посылает верных кадыровцев остановить народный бунт. Спасенные либерасты славят царя и обещают больше ни-ни. Все удаляются под сень струй… Благость и великолепие опускаются на Святую Русь…

Ан, нет… Не вышло. Печалька… Народ не возмутился, не взбунтовался, погромы не начались, либерасты разъезжают по заграницам, ходят с телками по кабакам и показывают царю фак.

И пришлось для имитации народного гнева не то, что проплаченные митинги собирать с вялыми черносотенными байкерами-стукачами, а даже и расправу над главным либерастом проводить самим, силами верных опричников.

Вон Николаю Второму почитай не надо было охранку в это дело впрягать. У него были зажиточные люди из провинции. Они вышли и проломили голову смутьяну Бауману. И то Николашку это не спасло.

А от нашего уралвагонзавода хорошего бунта и погрома — так и не дождались… Эх, сколько денег в них вбухали, а толку? Не идут они резать либерастов — хоть тресни…

И что мы имеем в итоге? Вместо либерастов, лижущих руки царю — притихший народ, слегка охеревший от опричной беспредельщины. И (о горе мне!) сочувствующий убитому либерасту! Как же так? Ведь должно было быть торжество добрейшего монарха в лучах славы! А что мы получили? Хрен на блюде: даже последний гастарбайтер не сомневается чьих рук это дело. И тихо обалдевает… Короче: народ безмолвствует. Страшно…

2. Опять же сколько вони и визгу подняли про Русский мир, Новороссию, Крымнаш и подъемсколен! Опять же: какого результата ждали? Ждали все того же энтузиазма масс! Сотни тысяч добровольцев ринутся громить хохлов. Огромные армии русских чудо-богатырей как волны гуннов ворвуться на просторы Европы, к Ла-Маншу, бляха-муха, в один нырок проныриваем и на Трафальгар-сквер…

А вышел — пшик. Гиркин ныл-ныл по интернету — никто не пришел воевать за это говно. В Москве за один день на траурный марш собралось в десять раз больше народу, чем со всей России для Донбасса за год. Пришлось бурятов-срочников, все тех же кадыровцев и Таманскую дивизию вводить. Вот тебе и волны гуннов… А мы уже мясо белых братьев жарить собирались…

Как оно виделось-то? А вот как: поставленная перед фактом неминуемого вторжения слабая и белотелая Гейропа взмолилась о пощаде! И в бесконечной милости своей царь-государь опять же сжалился над несмышлеными пидорками и взял их под сень своих крыл: ужо Обамке! И ласковые мальчики облепили могучего воина. Благолепие и фонтан восторга. Все удаляются под огненные шутихи…

А народ — опять не раздрочился, не взмыл в истерическом порыве, не пошел живот свой ложить за други своя… Эх, думает царь-государь: говно народишко! С таким в историю не войдешь! Чего делать бедному великому человеку с такими подданными? Чижало. Хоть вой!

Да… Царю не повезло с народом. А я вот подумал-подумал и вот что скажу. А мне нравится! Короче: народ! Не ведись! Пошел он на хер, этот великий человек. Еще пару месяцев потерпи, а там — майские. Пора картошку сажать. Вот и весь сказ.

Автор: Кох Альфред

Фейсбук