Блогосфера о прощании с Борисом Немцовым, ходе расследования и о том, что ждет Россию после.

Пока готовился обзор, в Сахаровском центре в Москве началось прощание с Борисом Немцовым. В соцсетях говорится о следствии и вопросах, которые оно уже вызывает. Люди говорят о Марше Памяти, который стал одной из самых мощных акций протеста. И эта мощь дает надежду на то, что весна в страну с \»подмороженными\» свободами обязана вернуться.

\»Людей море. Очередь от метро\», — сообщает блогер Tanya Kosobokova о пришедших на прощание с Борисом Немцовым в Сахаровский центр.

\»На Большом Москворецком мосту по-прежнему горят свечи и лежат цветы\», — пишет Владимир Варфоломеев.

Тем не менее, некоторые политики из стран Запада не смогли прибыть в Москву.

\»Складывается такое впечатление, что Немцова убили только для того, чтобы не пустить на его похороны европейских политиков\», — констатирует Игорь Стокоз.

Ксения Ларина:

\»Я всегда буду помнить, что Боря был рядом в эти последние часы.
Как он пришел к восьми вечера, влетел, к последним минутам, как смеялись, как эти дурацкие листовки бросил россыпью… Как начали спорить еще в редакции, до микрофона…
Как потом , после программы, опять спорили, кричали, как Сережа Пархоменко никак не мог в эфир уйти — потому что мы все спорили и спорили.
Как в какой-то момент Боря остался один в комнате и я влетела туда с криком: Эй , ты почему один тут сидишь, ну-ка пошли отсюда!
А он был совсем один. И телефон в руке. И сидел смотрел в одну точку. Один. В тишине. В своей серой куртке, такой уютной, теплой.
Серая курточка, как я погладила ее. И он говорит: Нравится?)
Потом мы вместе, втроем (Боря, Дымарский и я) спустились в лифте вниз. Вышли на улицу. На темный Арбат. Как расцеловались. И Боря пошел налево — к платной стоянке. А мы направо. И все\».

Юрий Пронько:

\»Не могу поверить, что Бориса с нами больше нет. Открываю записную в телефоне, вижу номер Немцова и… не верю, что больше не смогу ему позвонить. Не верю, что на том конце мне не ответит знакомый, жизнерадостный голос…\»

Альфред Кох:

\»Боря Немцов был депутатом ярославской облдумы. А значит для того, чтобы на будущий год баллотироваться в Госдуму по мажоритарному округу ему не нужно ни партии, ни миллиона подписей… Ему ничего не было нужно!

И с учетом его рейтинга в Ярославле, у него были прекрасные шансы эти выборы выиграть (Там же побеждает просто набравший больше всех голосов. Выборы то в один круг!)

Что делать? Менять закон? Но это же позорно: из-за одного Немцова менять закон. Ведь Боря был единственный настоящий оппозиционер в такой выигрышной для себя ситуации! Единственный на всю Россию…

…Уже выборы, например, в Мосгордуму прошли иначе. Там муха у них не пролетела…

И теперь представьте, какой был бы у них геморрой, если бы Боря стал депутатом Госдумы! С правом депутатского запроса. С неприкосновенностью. С совсем другим уровнем доступа к СМИ. С реальной поддержкой тысяч людей. При этом не скованный никакой фракционной дисциплиной и порядками: он же мажоритарий!

И (внимание) — дальше! После этого, через два года, совсем с другим рейтингом, в условиях экономического спада и падения уровня жизни он имеет право баллотироваться в президенты! Опять же — без сбора подписей! Ведь он депутат Госдумы!

Победил бы он — не знаю… Но второй тур бы им устроил\».

Евгений Ихлов:

\»О необратимости.

Посадив Юлию Володимировну Тимощенко ныне разыскиваемый Интерполом гражданин Янукович В.Ф. создал ситуацию, когда после ухода с президентского поста его ждала либо тюрьма, либо позорная эмиграция.
После убийства Бориса Ефимовича эра милосердия в России закончилась\».

\»Особенностью правоохранительной системы РФ является то,что никто и не надеется, что она найдет убийц Немцова и вообще будет их искать. Более того, никто не поверит в то, что она их нашла и в их мотивы по ее версии. Зато все уверены, что она их знает и с интересом ждут, кого назначат виновным\», — констатирует блогерМаксим Дрозденко.

\»Убийство Немцова — это показатель того, что все в России вышло из-под контроля. Страна стала неуправляема. А главный Дьявол все еще думает, что он — вечный. И думает, что все идет по плану: тупое болото и он — альфа-самец\», — считает блогер Liza Bogutskaya.

\»Верю только тому следствию, которое может вызвать, если это необходимо, в публичный суд на допрос первое лицо. Есть страны где это возможно\», — пишет Олег Козырев.

\»А посоветуйте, пожалуйста, федеральной службе охраны по периметру Кремля разводить гусей. Гусь — чуткая птица. В случае опасности громко гогочет и хлопает крыльями. Гуси спасли Рим. С гусями у нас будет твердая надежда на безопасность сердца нашей страны. А то эти видеокамеры и навороченные системы слежения — они ведь вечно не работают. С гусями надежней. К тому же их можно есть. Когда санкции прижмут, будет чем закусить\», — пишет по поводу ситуации с видеокамерами блогер Максим Горюнов.

Макс Кац:

\»Зачем нам вообще нужен Президент? А также ФСБ, МВД, прокуратура, следственный комитет, контрразведка и прочие структуры?
Они нужны нам именно за тем, чтобы такого никогда в нашей стране не произошло. Предотвратить, защитить, внедриться к негодяям в их подпольные организации и пересажать всех до того, как они смогли кого-то застрелить.
Что они делают у нас? То же, что и все остальные государственные органы — занимаются пиаром. Соратник Навального снял с забора бесхозную картину? Бригада из 18 ФСБшников бежит искать дворника, её нарисовавшего, и ведёт следствие, чтобы уёбок в кителе мог выйти в телевизор и заявить там с озабоченной рожей \»раскрыт очередной преступный сговор соратников известного оппозиционера\».
Понятно, что они там не все этим заняты, есть много порядочных сотрудников. Но ловить бандитов — периферийная задача для руководства этих структур. Основная — защищать власть президента от политических оппонентов и разбираться со своими личными врагами\».

О сложностях, созданных для организаторов Марша Памяти, рассказывает Сергей Давидис:

\»По итогам совещания организаторы отказались обещать отсутствие протестных лозунгов и призывать участников не приносить их, но и Мэрия отказалась взять на себя ответственность за прямой публичный запрет таких лозунгов. Хотя позиция представителей власти была довольно дикой: например, они пытались нас уверить, что лозунг \»Немцова убила власть\» нарушает закон. Мне показалось, что они и в самом деле уверены в этом и прочих подобных глупостях. Это, увы, индикатор уровня правосознания полковников и генералов во властных органах.
На самом Марше важно было попытаться максимально помешать цензуре. Вообще говоря, сама предварительная проверка содержания плакатов и прочей агитации, равно как и оценка властями соответствия лозунгов заявленной цели абсолютно незаконны. Грубо говоря, это не их собачье дело. Если они видят, что какой-то плакат нарушает, по их мнению, закон, они вправе изъять его в установленном законом порядке и возбудить дело. Предварительная же цензура создает двойственную ситуацию. С одной стороны, плакат не изъят, а просто не пропущен, процессуального оформления никакого нет, а, значит, и оспаривать толком нечего. Проигнорировать же запрет невозможно, так как полицейские физически не пропускают то, что им не нравится, а попытка игнорировать их чревата, как минимум, ст.19.3 КоАП.
Практика эта новая, раньше ей всегда удавалось дать отпор, но с сентябрьского Марша Мира полиция беззаконно присвоила себе право цензуры наглядной агитации. Тогда мы зафиксировали запреты на видеорегистратор и обжаловали их в суде, но дело еще не рассмотрено. Думаю, правозащитникам и юристам еще предстоит продумать принципиальную стратегию борьбы с цензурой на митингах.

…Фильтрации подверглись все плакаты \»Яблока\» про войну с Украиной, почти все плакаты с требованием освобождения Савченко, а в начале не пропускались даже и украинские флаги. Наши возражения против недопуска конкретных плакатов и других предметов не возымели непосредственного эффекта ни разу, но, мне показалось, что они сыграли роль в пропуске последующих плакатов схожего содержания.
…Понятно, почему Марш собрал больше людей, чем обычно бывает на больших протестных акциях. Кроме активных и убежденных сторонников демократической европейской России пришли и те менее активные единомышленники, которые обычно не ходят на митинги и марши, те, кто был, в первую очередь, возмущен и оскорблен самим фактом наглого и циничного убийства, даже если и не во всем был согласен с Борисом, те, кто просто хотел отдать последнюю дань уважения человеку, который был, если и не в первом, то и не во втором эшелоне российской политики на протяжении последней четверти века. Категории успеха или неудачи не применимы к акции по столь трагическому поводу, но хочется поблагодарить всех, кто пришел, а особенно всех тех многочисленных активистов, которые всего за сутки подготовили и провели ее.
Светлая память Борису Немцову\».

\»Мама Бориса Ефимовича (87 лет) прошла весь путь шествия. Это все того стоило хотя бы ради нее\», — пишет Илья Клишин.

\»Это шествие войдет в историю. И… как бы это сказать? Не все так безнадежно, вот что\», — считает Елена Санникова.