Умер Путин. Стоит в очереди в ад. С чемоданом и в пальто с меховым воротником. Впереди — несколько тысяч грешников, все ждут, когда пройдут таможенный контроль. Кругом то холодно, то жарко, когда от адского пламени подземный ветер дует. Путин то застегивает пальто, то его снимает, и остается в одной майке.

 

Вытирает со лба пот кружевным платком с вышитыми по углам вензелями АК и ВП, ежеминутно поглядывая на хронометр брегет. Смотрит с тоскою вперед, вздыхает, наконец, не выдерживает, и грозно говорит впереди стоящему: — Гражданин, не могли бы вы меня пропустить? Все-таки я не обычный грешник, а великий президент великой страны, и попал сюда по ошибке.

 

Стоящий перед ним человек оборачивается, и глядит на него одним глазом. Вместо второго — дырка навылет от крупнокалиберного пулемёта. На плечах — форма ополченца с двумя орденами на окровавленной гимнастерке. Обезображенное лицо его расплывается в улыбке. Он громко кричит: — Мужики!
Стоящие впереди него поворачиваются и Путин понимает, что зря затеял этот разговор. У кого нет руки или ноги, а у некоторых даже головы зажаты подмышками. Они выходят из очереди и окружают умершего президента. — Ба! Так это ж он!

 

Один ополченец отнимает у Путина чемодан, тот пробует возражать, и тогда какой-то якут размахивается своей якутской обгорелой головой, которую крутит в правой руке, как авоську с картошкой, и бьет ею Путину по лбу. Он падает. Отобравший чемодан, раскрывает его и со смехом комментирует окружающим содержимое.
— Коэлье. Собрание сочинений в трех томах. Диски. Лепс, Михайлов, Крутой. Ты где их слушать собрался, долбо*б?
Все смеются.
— Диплом по специальности юриспруденция. Нахуя тебе диплом, придурок? Будешь тут, в аду, секретарём судебного заседания?
Ополченцы хохочут.
Жареная курица в фольге. Солдат разворачивает её и начинает есть, и вдруг вспоминает, что у него нет головы.

 

На бывшего президента надевают пальто с мехом и начинают месить этот мешок армейскими тяжелыми ботинками. Один ополченец кричит в толпу: — Несите трубу!

 

— Какую?
— Водопроводную.
Путин орёт из-под пальто: — Помогите кто-нибудь!

 

Чёрт в форме старшего прапорщика на КПП смотрит лениво вдаль. Там, в очереди, началась какая-то заварушка. Второй дневальный чёрт спрашивает его: — Пойти, разобраться?
Первый, глядя на швейцарские часы, отобранные полчаса назад у Патриарха Русской православной церкви Кирилла, и улыбаясь: — Нет, закрывай калитку.

 

Сегодня у нас макароны по-флотски.
Второй грозно кричит грешникам:
— Никому, бл*ди, не расходиться! — запирает перед ними двери на засов и опускает табличку. Обеденный перерыв с 12 до 15.

 

Автор: Игорь Поночевный