В первые дни после победы революции достоинства я с осторожным оптимизмом смотрел в будущее. С одной стороны была вера в быстрые изменения к лучшему, с другой – был обеспокоен ростом активности сепаратистских организаций в Крыму и на востоке Украины.

 

Первые крупные пророссийские акции начались в двадцатых числах февраля. Тогда избирались «народные мэры», агитировали за присоединение к России. Это были первые звоночки. Я не могу сказать, что тогда был сильно напуган – подобные пророссийские митинги в Крыму проходили часто и в мирное время, но это вызвало беспокойство.

 

Прекрасно помню беседу с хорошим другом, который меня в среду убеждал, что ничего бояться «покричат и успокоятся».

 

Вечером 26-го февраля после, того как проукраинской митинг вытеснил пророссийский – депутаты сказали, что не будут принимать решение о присоединении к России или о так называемом референдуме. На некоторое время всех успокоили и многие вздохнули с облегчением.

 

На следующий день, я как всегда, утром поехал в университет. На первой паре, еще ничего не было известно, были слышны какие-то разговоры о том, что перекрыли дорогу, проблемы с транспортом и тому подобное. Но уже на перемене, я узнал о новости – захвачены административные здания.

 

К тому времени, еще паники не было, но в глубине души я понимал, что это конец… Тогда нас отпустили домой и в пятницу дали выходной.

 

Очень скоро захватили аэропорт, и начали блокировать воинские части. Я далек от военного дела, поэтому утверждать как действительно происходил захват частей я не могу.

 

Было очень много противоречивой информации. Кто-то говорил, что не давали приказа, кто-то, просто не хотят; некоторые военные сегодня говорят, что будут стоять до конца и останутся верными присяге – завтра «сдают» части без боя. Такая неопределенность сильно огорчала. Все шло к логическому завершению.

 

Больше всего, я был удивлен реакцией большинства общества. Несмотря на то, что в Крыму всегда был высокий уровень пророссийского населения, такого уровня безразличия, цинизма и «продажности» я не ожидал.

 

Люди, которые еще несколько месяцев назад говорили, что аннексия это не правильно – за считанные дни стали искренними патриотами России. Люди равнодушно смотрели на героическую оборону Бельбека, когда военные Мамчура без оружия шли «отвоевывать» часть; патриотическое исполнения гимна военными вызвало у некоторых циничный смех. Даже когда в Симферополе убили военного – в городе все равно были слышны фейерверки.

 

По моему мнению такая позиция части общества и стала залогом «молниеносно-быстрой» аннексии.

 

После официального присоединения к России почти ничего не изменилось. Люди начали получать российские паспорта. Мы с семьей успели отказаться от «оккупантского» гражданства.

 

Из-за отсутствия возможности получить украинский диплом (я тогда учился на 4-м курсе университета) я перевелся в один из вузов Западной Украины.

 

В конце мая 2014 года, я оставил город в котором я родился и прожил 20 лет. И, скорее всего, навсегда…

 

 

Автор: Олег Симферополец