Мы ведь судим по себе, замечали?, — пишет российский блогер vg_saveliev

Так вот, я на месте Путина устраивать политическое убийство Немцова не стал бы ни-за-что.
На основе холодного рационального расчета: негативные последствия явно перевешивают возможные выгоды.

Попробуем перечислить выгоды.
1. Немцов был последовательным, все более и более бескомпромиссным антипутинистом.
При этом он вполне был способен стать для протестной оппозиции объединяющей фигурой, даже с Навальный у него отношения особые.
Кроме того, у Немцова в руках была легализованная партия – прямое орудие политического действия. Группа Навального вполне могла бы в эту партию влиться, как и все остальные мелкие группки.

Сам по себе Навальный слабоват даже в масштабе Москвы.
Немцов без Навального – тем более, он почти незаметен.
Вместе они вполне могли бы стать силой.
И они наверняка договорились бы к Думским выборам.

Если добавить к ним еще Ходорковского, то мог получиться сложный и трудно перевариваемый обычными политико-административными методами политический компот.
Убрать из уравнения Немцова – пресечь объединительную тенденцию.
Вероятно, и вывести, фактически, из игры РПР-Парнас.

2. Если в обычных условиях союз Немцова-Навального-Ходорковского опасен потенциально, то в условиях социального кризиса объединенная оппозиция Немцова– Навального-Ходорковского опасна реально.
Собственно, антипутинское движение — это вообще бомба, на которой сидит Путин со своей группой.
Но до последнего времени у оппозиции были проблемы и с детонатором, и с массой самого взрывчатого вещества.
Экономические проблемы, падение уровня жизни, рост безработицы, обесценивание сбережений – чем не решение?

3. Есть еще проблема войны в Украине и военно-стратегического противостояния Западу.
Положа руку на сердце, мы ведь не знаем, как далеко простираются планы Путина.
Немцов, например, постоянно возвращался к мысли о том, что Путин весной-летом начнет войну за коридор в Крым.
Понятно, что это будет значить в отношениях с Западом – разрыв, вплоть до военного противостояния.

Если это действительно так, то антивоенная группа Немцова-Навального-Ходорковского могла стать костью в горле.
Для руководства хорошо – это когда маленькая победоносная война.
Затяжной военный конфликт с заметными людскими потерями и падением уровня жизни всегда плох.

Если война Отечественная, то есть если народ организуется властями на борьбу за свою жизнь и свое государство, как это было при вторжениях Наполеона и Гитлера, то это тоже может укрепить власть.
Но если это какая-то затяжная «чужая война» (а серьезная война в Украине обязательно станет «чужой»), то политических проблем у правящей группы будет очень много.
И удержать власть будет совсем не просто, если вообще возможно.

Понятно, что если Путин не собирается развивать военную экспансию в Украине, и уж тем более затем развивать успех в Прибалтике, то остаются только экономические проблемы.
У Путина есть позитивный опыт преодоления кризиса 2008-2009 годов (а Путин очень зависим от своего практического опыта, как позитивного, так и негативного), поэтому опасения из-за экономики сами по себе не должны были сподвигнуть его на какие-то экстремальные действия в отношении оппозиции и Немцова.

Выгоды от устранения Немцова могут казаться значительными только в том случае, если есть какой-то тайный план военной экспансии.
Наличие такого плана в данный момент находится под большим вопросом.

Теперь попробуем обозначить невыгоды.
1. То, что первая мысль у всех будет – это Путин — представляется вполне очевидным.
Немцов нападал на Путина, хотел победить Путина, был публичным и все более и более отчаянным врагом Путина.
Понятно, что Путину это нравиться не могло.
Понятно, что Путин – первый кандидат в подозреваемые.
Общественное сознание так устроено, оно чрезвычайно падко на простые и как бы самоочевидные вещи.

Причем стать подозреваемым в данном случае чрезвычайно легко, а доказать свою невиновность общественному мнению практически невозможно.
И если на Западе существует принцип презумпции невиновности, то у нас в России его нет.
С этой точки зрения Путин должен был Немцова специально охранять, чтобы не получить новые проблемы внутри страны и за рубежом.

2. Политическое убийство Немцова может вдохнуть новую жизнь в оппозиционное движение.
Оно ведь сейчас в поиске, пытается определить новые цели.

Конечно, активизация внутреннего врага может стать основой для укрепления в собственном лагере Путина, выявления скрытых противников, консолидации групп поддержки и т.д.
Но очень уж это сложный путь.
Создавать внутриполитический кризис на пустом месте в условиях кризиса внешнеполитического и экономического – это как-то чересчур.

Кроме того, внутреннюю консолидацию лучше начинать с устранения своих.
С одной стороны, устраняется конкурент.
С другой стороны, наличие врагов становится наглядным и вопиющим.

3. Наконец, самый главный довод против убийства Немцова.
Знаете, какой?
Правитель не должен подрывать доверие к себе во властно-политическом классе. Класс может не так понять, и правителя скинуть.
Гарантии нужны всем.

До последнего времени российский политик мог рисковать положением, но не жизнью.
То есть это была азартная игра, а не борьба за физическое выживание.
И все это знали.

Если эту грань перейти, то уверенным в своем будущем не может быть никто – ни противники, ни сторонники, ни преданные помощники.
А раз так, то шансы правителя выжить стремительно понижаются.
Если Путин на это решился, то он сильно рискует. Его уберут свои же.
Ровно потому, что жить хочется всем.
Память о Сталине еще жива, и помнят не то, что он «эффективный менеджер», а то, что он рубил головы направо и налево, как откровенным противникам, так и преданным соратникам.
Нынешний политический класс появления нового Сталина не допустит.

Однако тут возникает новый вопрос — просчитывает ли Путин вероятности?
Он ведь не кажется стратегом.
Тактиком, искусным политиком, способным использовать в свою пользу текущие обстоятельства – да.
Но человеком, учитывающим все возможные последствия своих действий – нет, не выглядит.
Достаточно посмотреть на украинский политический провал, чтобы в этом убедиться.

Ситуация в Украине сначала, в первые годы правления Путина, была пущена на самотек.
Затем были привлечены очень специфичные эксперты и специалисты – наследники имперской русификаторской традиции, против которых народы российской империи, и малороссы-украинцы прежде всего, бунтовали, как минимум, всё последнее столетие царизма.
Понятно, что ничем, кроме полного краха, действия в рамках этой традиции завершиться не могли.
Украина потеряна, отношения с Европой испорчены, даже отношения с ближайшими союзниками сильно осложнены.
Если это не чудовищный внешнеполитический и интеграционный провал, то что это?

В этом смысле, конечно, и с Немцовым все возможно.
Хотя шансов на то, что Путин лучше понимает происходящее внутри страны, все-таки больше.
Одно дело – чужая Украина, с которой нет постоянного живого контакта.
Другое дело – политическая среда внутри страны.
Но и тут, конечно, тоже можно выбрать себе таких советников, которые с умным видом приведут тебя к катастрофе.

Прогноз такой: если Путин в этом замешан, властно-политический класс страны, от государственных людей до бизнесменов, узнает об этом достаточно быстро.
Окончательно восстановить полноценную систему личного правления, с неизбежной текущей тенденцией к масштабным репрессиям в элитах, эти самые элиты не позволят.
Если Путин об этом мечтает, то ему не повезло – исторический цикл другой.
Попытка окончательного установления единоличного правления приведет к тому, что Путин власть потеряет.
Будет ли это дворцовый переворот или городская (так называемая буржуазная) революция – не могу сказать.
Это мы скоро увидим.

Но твердо могу прогнозировать одно: доминантная историческая тенденция – завершение оформления системы власти, субъектом которой вместо единоличного выборного правителя является выборная элита.
Трогать лидеров различных властно-политических (и в бизнесе, и в госуправлении, и собственно в политике) нельзя. Это опасно для власти и жизни.
Таков будет новый элитный консенсус.

Если такую систему власти не захочет Путин, то система власти не захочет Путина.
И устранит его как помеху.