Российский оппозиционер, знаменитый шахматист Гарри Каспаров рассказал, кто виновен в убийстве Бориса Немцова, совершенном в пятницу, 27 февраля,  и чего добивается президент РФ Владимир Путин. В частности, он считает виновной российскую власть, создавшую условия для таких преступлений.

Приводим полностью интервью политика изданию \»Фокус\»:
Вы знали Бориса Немцова, что для вас означает это убийство?
— Сейчас тот редкий случай, когда я даже не совсем понимаю, что сказать. Эту трагедию еще придется осмыслить. Одно дело, когда говоришь, что режим неизбежно скатится к политическим репрессиям и убийствам, проводишь аналогии с историей, говоришь, что это неизбежно – превращение диктатуры одного человека в фашистскую диктатуру… Но все отвлеченно как-то получается. А когда происходит такое, когда убивают человека, которого я хорошо знал, с которым мы вместе боролись 10 лет, – это совсем другая история.
Каким вы запомнили Бориса Немцова?
— Борис был большим человеком – и физически, и колоритом, и характером, его всегда было много. Для путинской России это уже преступление. Когда человек такого калибра начинает активно бороться с режимом, он рискует всем. И понятно, что в какой-то момент этот риск становится смертельным.
Для меня это особенно тяжело, потому что мы с Борей много спорили в 2012–2013 годах. Я говорил, что перемены в России через выборы невозможны, что этот режим не уйдет без крови, а он убеждал меня в обратном. Он всегда говорил: \»Нет, в России надо долго жить, мы увидим перемены, это тяжелый процесс, но надо понемногу двигаться\». Он сохранял оптимизм, полагал, что этот жуткий режим может как-то трансформироваться.
Четыре пули в спину 55-летнему политику. Кто стрелял?
— Никто сейчас точно не может сказать, кто стрелял, но его убил режим. Я сомневаюсь, что Путин давал команду. Мне кажется, это обстановка, в которой самые отмороженные элементы, уже совершенно взбесившиеся, считают, что могут отстреливать неугодных людей.
Путин создал атмосферу, в которой такие политические убийства становятся возможными. Я всегда говорил, что каждый день пребывания Путина у власти будет множить кровь и страдания. Думаю, что говорить это вам, людям, живущим в Украине, бессмысленно, вы понимаете, что такое Путин. Даже Немцова, человека, который отстаивал методы ненасильственного сопротивления, который не хотел видеть в России кровопролития, повторения 1917 года, каких-то страшных потрясений, именно его убивают.
На ваш взгляд, это убийство связано с планами провести в Москве оппозиционный марш \»Весна\» 1 марта?
— Наверное, это как-то связано с маршем, который должен был произойти в Марьино, но… его же убили в двух шагах от Кремля! Со всеми этими путинскими силовиками, которые контролируют каждый сантиметр, человека застрелили просто на виду у Кремля.
Это доказывает, что вся вертикаль власти занята не обеспечением безопасности страны и ее граждан, а именно защитой режима: Путина и его клики. Бандиты, вскормленные этим режимом, чувствуют себя безнаказанно, страна погружается в беспредел, это уже очевидные признаки тления. И вопрос не в том, чем это кончится, мы знаем итог. Вопрос в том, сколько жизней еще унесет это зло, зомбирующее людей и питающееся кровью. Каждый день пребывания Путина у власти, это продолжение эскалации, потому что по-другому режим жить уже не может.
Что стало фундаментом такой ситуации в России?
— Понимаете, вся эта истерика на телевидении, все эти совершенно безумные завывания, крики \»больше ада!\» – это на самом деле все материализуется. Когда создается такая атмосфера, надо посмотреть историю – это фашистская Германия, сталинский Советский Союз. Вы не можете требовать крови в телевизоре 24 часа в сутки, семь дней в неделю, а потом удивляться, что на улице происходит такое. Эта кровь результат тотальной паранойи и зомбирования людей, которые развернуты были в последний год. Наверное, это агония режима, результат того, что сейчас произошло тотальное зомбирование общества.