\"DETAIL_PICTURE__68951499\"Несмотря на алармистскую риторику насчет \»русских варваров у ворот\», Европа не особенно беспокоится из-за Путина и не торопится увеличивать оборонные бюджеты. Что впереди — новая холодная война или уступки великодержавным претензиям Кремля? Американский эксперт полагает, что США способны сдерживать Россию, не возобновляя холодную войну и не возвращаясь к ее издержкам, в числе которых гонка ядерных вооружений и ненужные конфликты.

\»Несмотря на алармистскую риторику насчет \»русских варваров у ворот\», государства НАТО неохотно подкрепляют свои слова материальными ассигнованиями\», — полагает обозреватель Bloomberg ViewЛеонид Бершидский. Только самые ближайшие соседи России увеличивают оборонный бюджет на текущий год — другие, наоборот, его сокращают. Лидеры этих стран, похоже, не верят, что Путин несет реальную угрозу для Запада.

В этом году Великобритания, Германия, Канада, Италия, Венгрия и Болгария сократят расходы на оборону, Франция сохранит их на уровне прошлого года, и только шесть стран (Эстония, Латвия, Литва, Норвегия, Румыния и Нидерланды) увеличат. В долларовом исчислении рост этих ассигнований в Восточной Европе намного меньше, чем сокращение бюджетов в Западной, подчеркивает Бершидский.

Премьер-министр Великобритании Кэмерон — вовсе не \»голубь\» по убеждениям, но в 2015 году он вновь урежет оборонный бюджет более чем на 1 млрд долларов. \»Однако ближайшие соседи России воспринимают путинскую агрессию как явную и актуальную опасность\», — пишет автор. Литва повышает оборонные расходы на треть и вновь вводит воинскую повинность. Президент Эстонии Ильвес энергичнее всех ратует за готовность к российскому вторжению, в эстонской армии всего 18,2 тыс. человек, а в случае войны — 30 тыс.

\»При сдерживании российской агрессии или борьбе с ней страны Балтии могут рассчитывать на существенную помощь только со стороны США\», — заключает автор.

\»Путинская Россия наращивает расходы на армию, чтобы занять 4-е место в мире. Для противостояния потребуются определенные усилия всех стран НАТО, а не только маленьких ближайших соседей России\», — указывает Бершидский.

Но практических шагов не будет, пока все члены НАТО не сочтут Путина опасным. \»Если бы Путина сочли Гитлером нашего времени, который намерен отомстить за распад СССР и возродить империю, расходы на оборону наверняка были бы повышены\», — пишет автор. Но в это пока не верят, несмотря на события на Украине. Более прямым вызовом Западу стало бы вторжение в страны Балтии, \»но, судя по всему, Путин не настолько безрассуден\», говорится в статье.

\»Дебаты о том, вооружать ли Украину, заслоняют собой более фундаментальный стратегический выбор, стоящий перед США: как иметь дело с путинской Россией\», — пишет в Newsweek директор проекта по международному порядку и стратегии в Brookings Institution (Вашингтон) Томас Райт.

\»США и ЕС создали и поддерживают региональный порядок, основанный на институтах, соблюдении законности и союзах, открытых для всех стран, которые желают в них вступить. Россия считает, что этот порядок уменьшает и игнорирует принадлежащую ей по праву роль в Европе — роль великой державы со своей сферой влияния\», — говорится в статье.

Томас Райт упоминает публикацию Джереми Шапиро с двумя сценариями поведения США по отношению к современной Россией: это \»новая холодная война\» или уступки российским претензиям. Со своей стороны, автор утверждает, что \»США способны сдерживать Россию, не начиная заново холодную войну и не возвращаясь к ее издержкам, в числе которых гонка ядерных вооружений, балансирование на грани атомной войны и ненужные конфликты\».

Во-первых, современное сдерживание может быть региональным, а не глобальным, говорится в статье. Во-вторых, оно может быть основано на обычных, а не ядерных вооружениях. В-третьих, стратегия сдерживания должна быть направлена против России Владимира Путина, а не России как таковой. В свое время Черчилль видел проблему в Сталине, а не в СССР, и считал отказ Эйзенхауэра после смерти Сталина одобрить разрядку отношений с новым советским руководством исторической ошибкой, продлевающей холодную войну. Сейчас автор статьи советует США дать понять, что они открыты для разрядки в отношениях с Россией — при условии, что она изменит соответствующим образом свою внешнюю политику.

На практике Райт предлагает сделать 5-ю статью Устава НАТО \»твердокаменной\», \»организационно закрепить санкции против путинской России\», воссоздав и переосмыслив КОКОМ — организацию, отвечавшую за контроль экспорта в Советский Союз, а также изменить приоритеты Запада на Украине. Он присоединяется к совету Энн Эпплбаум: \»Постройте Берлинскую стену вокруг Донецка в виде демилитаризованной зоны и относитесь ко всему остальному как к Западной Германии\».

Наконец, автор призывает \»противостоять российскому влиянию в ЕС\». Это будет трудно, но подобные трудности меркнут \»в сравнении с затратами на холодную войну и катастрофическими последствиями возвращения к существованию сфер влияния в Европе\».

20 февраля Владимир Путин вручал медали \»70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов\». В блоге The Washington Post американский историк Элизабет Вуд обращает внимание, что на фото на официальном сайте российский президент стоит перед гвардейцами, которые держат знамена четырех Украинских фронтов. \»Кажется, что это намеренно должно продемонстрировать: кремлевское руководство по-прежнему считает Украину неотъемлемой частью своей страны\», — пишет автор.

По мнению Вуд, то, что Путин обращен в прошлое, в некие мифические времена, представляет собой проблему.

\»Сегодня Путин ведет словесную войну, но и войну символов. Продемонстрировать знамена различных Украинских фронтов за своей спиной — значит игнорировать всю сложность Второй мировой войны, глубокие травмы народов, которые ее пережили, а после оказались в другой стране. Кроме того, это игнорирование страданий украинцев на Майдане 20 февраля 2014 года, расстрелянных их собственной полицией. В наибольшей степени это откровенное пренебрежение украинцами из Донецка, Луганска, а теперь и из Дебальцево, которые стали беженцами, а также тысячами погибших\», — говорится в статье.

Прошел почти год с того момента, как Владимир Путин заявил в марте 2014 года в так называемой \»крымской речи\» о том, что \»вся Россия восхищается смелостью жителей Крыма, решивших судьбу полуострова\». С тех пор эйфория у крымчан немного улеглась: несмотря на то, что 93% жителей полуострова все еще поддерживают российского президента, многое в Крыму осталось по-старому, пишет к

Корреспондент Focus Бен Кришке посвящает статью приближающей годовщине присоединения Крыма к России, анализируя экономические реалии, туристические потоки, ситуацию с правами человека на полуострове.