Когда месяц назад система дала задний ход и отпустила из СИЗО под подписку о невыезде Светлану Давыдову, мать семерых детей, многие на радостях приписали это результату общественного давления на власть – вот, мол, даже Путин был вынужден отступить!

С самого начала такая трактовка событий представлялась мне самонадеянной и наивной – никогда еще за 15 лет \»служения на галерах\» Путин не отступал, тем более под давлением общества, никогда не проявлял никакого милосердия, не заморачивался никакими соображениями гуманности. Вспомним Норд-Ост, Беслан, когда сотни жизней не стали ему помехой в его непоколебимом упорстве не уступать никакому давлению.

История с Надеждой Савченко, находящейся на предельном сроке голодовки, только лишний раз подтверждает это. Как и в случае со Светланой Давыдовой, поднялся большой шум, \»Новая газета\» собрала 11,5 тысяч подписей под обращением к Путину с требованием освободить узницу. Но результата никакого, хотя, в отличие от случая Давыдовой, шум поднялся не только в России.

Освободить летчицу призвали международные организации, лидеры европейских стран, госдепартамент США в лице его официального представителя Джен Псаки. Савченко является депутатом Верховной рады и членом украинской делегации в ПАСЕ, и в этом качестве на нее распространяется международный иммунитет. Европарламентарии неоднократно обращались с призывом к российским властям освободить Надежду Савченко. В знак солидарности с ней голодовку объявили депутаты от Литвы, Испании, Чехии и Польши. Но режим непоколебим. Даже не пошелохнется. Судья Басманного суда Москвы, не моргнув глазом, продлил содержание под стражей Надежды Савченко, жизнь которой висит на волоске, до 13 мая!

Поэтому – не надо заблуждаться. Путин не может дрогнуть, отступить – разве что это ему нужно будет в тактических целях, что, возможно, и произошло в случае с Давыдовой. А возможно, все еще проще – то была несогласованная с Кремлем инициатива местных спецслужб, и они, в стремлении выслужиться, переусердствовали. Когда поднялся шум, Путин счел, что это не та история, которая ему нужна в данный момент. Возможно, у него были какие-то еще соображения. В общем, может быть какое угодно объяснение, только не вот это: Путин испугался общественного мнения! Три ха-ха-ха.

Адвокат Надежды Илья Новиков рассказал, что в \»деле Савченко\» три тысячи томов, 90 тысяч \»свидетелй\» и \»потерпевших\» и 90 же тысяч протоколов допросов – такого, по его словам, гиперколосса \»не было еще ни разу в истории российского правосудия\». Может быть, Путиным овладела мания величия, и он вознамерился провести грандиозный процесс, который бы затмил знаменитые сталинские процессы? Но в этом случае он должен быть заинтересован в том, чтобы узница дожила до процесса. Хотя в путинской России уже имеется прецедент процесса над мертвым Сергеем Магнитским.

Путинская Россия на самом деле – это страна мертвых душ. Правитель, правящий Россией вот уже 15 лет – с напрочь мертвой душой. Прокуроры, следователи, судьи, пытающие и засуживающие, и убивающие невинных людей – мертвые души. Депутаты, журналисты, точнее, пиар-войска, натравившие россиян на украинцев – мертвые души. И народонаселение, которому нет ни до чего дела, нет дела до братоубийственной войны на Украине и даже до своих солдат, которых тайно хоронят в анонимных могилах, – мертвые души.

Обама с полгода назад поставил Россию по степени опасности для мира на второе место после Эболы, но перед ИГИЛ, которое он счел менее опасным и удостоил лишь третьего места. Я думаю, что сам Обама в силу своей \»левой\» сущности, конечно, не считал Россию изгоем, равным Исламскому государству; он отвел России место на этом \»пьедестале\» в качестве \»полемического перехлеста\», сильнодействующего средства, с целью показать Путину, что тот вплотную приблизился к красной черте (цену которой тот прекрасно знает).

История с Надеждой Савченко (и другие истории) показывает, что по степени невменяемости и просто кровожадности путинскому режиму до ИГИЛ остался один шаг – начать отрезать своим жертвам головы или сжигать живьем.

Но у ИГИЛ, к счастью, нет ядерной кнопки.

Автор: Вадим Зайдман