Луганчанка  Олена Степова стала писателем и блогером, когда в ее дом пришла война. От ее небольшого городка ближе до Ростова, чем до Луганска — он встретил российских оккупантов одним из первых. Чтобы справиться с шоком, Олена начала через Фейсбук делиться увиденным и пережитым.

Свою первую книгу она назвала \»Все будет Украина\» и издала с помощью… фан-клуба российской писательницы Людмилы Улицкой. Горькие и смешные истории о жизни простых \»наваросов\» в \»Казакии\» (не путать с \»ЛНР\») в этой книге реальны. Их читают украинцы, россияне, патриоты Украины и ее враги.

В начале зимы кум Олены написал на нее донос, как на врага \»Луганской народной республики\». Писательница побывал в плену, после чего ей пришлось покинуть малую родину. В интервью \»Обозревателю\» Олена Степова рассказала о том, как Украине выстоять и сохранить единство, о местных партизанах, братских могилах, в которых хоронят захватчиков, об искалеченных войной детях, малоизвестной изваринской трагедии, и еще о многом другом – о чем не знают в Киеве.

— На вашей малой родине сейчас не \»ЛНР\», а Казакия?        

— У нас уже Бурятия, не Казакия. Звонок: \»Лена, еще одно такое утро, и будут юрты стоять во дворе\». Две недели назад люди в Суходольске проснулись, выглянули на улицу, а везде буряты — ночью привезли около 2 тысяч человек. Ребята абсолютно не понимают русский язык, только их командиры говорят на русском. Как во время Великой отечественной – \»хлеб, млеко, яйка\»… А я подумала: что такое буряты? Маленькая народность, которая для Путина такое же \»мясо\», как и украинцы. Вот из таких открытий складывается глобальность того плохого, что с нами происходит. Русский шовинизм – они возвеличивают себя, уничтожая живущих рядом…

— Из России бурятов привезли?    

— Не знаю – может, это донецкие углеводы (типа оленеводов)? А еще у нас там есть \»николаевцы\». Те, которые идут воевать \»за царя Николая и Путина в его реинкарнации\».

У нас же часто пишут, что \»весь Донбасс поднялся на войну против Украины\». Так я и шучу: может, это все шахтеры? Сначала было непонимание — поскольку все бои идут за городом, а снаряд не остановишь, не спросишь: \»Эй, ты откуда, чей?\». А сейчас, когда машины граждан лавируют между танками и БТРами, которые на красный свет останавливаются рядом с маршрутками…

Приезжие на танках лежат и машут жителям Краснодона, Свердловска, Антрацита и Луганска…

Когда количество военной техники впечатляющее, и она все идет и идет из Гуково (Ростовская область)… Так уже и никто не сомневается на Луганщине, что это оккупация.

Весной жителям Украины сказали, что у нас АТО, и идет операция, и жители поверили. Но террористов оказалось слишком много, они все прибывали и прибывали из Гуково. Так что теперь уже эта зона АТО расползлась на половину двух областей и движется дальше.

— Однако, нельзя сказать, что население Луганщины не поддержало оккупантов…

— Ну возьмем Свердловск — 72 тыс. населения, а первая казачья сотня в сентябре насчитывала 500 человек. Еще были в батальоне \»Призрак\» люди. В общей сложности, по оценкам самих сепаратистов, с учетом ротации, в боевых действиях участвовали 2 тысячи человек. 2 тысячи из 72 тысяч жителей Свердловска – это все население или маргинальная часть?

В Краснодоне 68 тысяч, а местная сотня в мае насчитывала 850 человек. В сентябре их было уже 250.

На объединении \»Свердловантрацит\» работает 18 тысяч шахтеров. В бригаде 250 человек. А нехватка по бригадам в самые тяжелые времена была 5-10 человек. 5 из 250 — это много? Это весь Донбасс? Много шахтеров сейчас переехали в \»Павлоградуголь\» (Днепропетровск). Многие уехали работать в Россию. А многие из тех, что поддерживали оккупантов… Уже не поддерживают. Часть поддержавших после дебальцевских боев привезли домой 200-ыми. А их родственники, забирая трупы, покупают справки о сердечной недостаточности. Потому что боятся нести этот грех на себе всю жизнь.

У меня ощущение, что все информационные волны о том, что \»Донбасс восстал против Украины\» это была продуманная демонизация, которую, к сожалению, украинские СМИ поддержали. Писали о том, что у нас в приграничье происходит, с такой позиции: сижу далеко, вижу глубоко, Минсоцполитики давало неправдивую статистику о числе переселенцев, приговаривая, что выехали все патриоты.

Хотя первые выехавшие были не патриоты, а приспособленцы. За исключением немногих евромайдановцев, которые были в \»черных списках\» – те создали волонтерские службы, бьются за каждую пядь земли, воюют и ничего не просят. А получали помощь те, кто был в первых рядах выехавших – судьи, чиновники… Моя соседка как беженка успела оформиться и отдохнуть и в Крыму, и в Закарпатье, и в Одессе.

 

В Закарпатье она рассказывала, что ей русские угрожали, а в Крыму \»спасалась от правосеков\»

Вернулась домой довольная — много подарков надарили волонтеры. А вот теперь началась основная волна беженцев, и им тяжелее всех: едут люди, которым не во что переодеться, а уже было много средств потрачено на ублажение приспособленцев, которые как раз и дали тот негатив о донбассцах, по которому судят обо всех.

Сейчас пошли беженцы из городов, которых уже нет на карте… Выпаленные войной. Которым некуда вернуться. Которые ничего из мирной жизни не взяли с собой…

— Подождите, а разве бабушки не хотели прихода Путина и его армии? Разве не бросались под украинские танки?

— Были и такие бабушки. Но откуда бабушка в глухом селе знает, куда будут идти танки? Правильно, им сообщали. Была у нас в Ровеньках знаменитая бабушка, которая перекрывала дорогу танкам — ее выступление облетело интернет. К сожалению, судьба ее трагична: она покончила жизнь самоубийством. Она сказала, что им поселковый голова давал автобус…

— Кому выгодна демонизация \»лугандонцев\»?                             

— Тем, кто хотел склонить Украину к добровольному отказу от своих территорий. Когда отделился Крым, мы сказали: \»А-а, пусть отделяется\». И в соцсетях пошло: они все за Россию, они за это проголосовали. Психологи и политтехнологи оценили нашу реакцию на потерю Крыма и сделали вывод, что можно спокойно взять Донбасс. До каких пределов будем отрезать? Ведь это не пирог…

Сейчас отдавать Донбасс желающих гораздо меньше. А все-таки

обнулили Донбасс этим \»все\». Получается, и я сепаратист —  у нас же там \»все за Россию\». А люди, которые хотели выехать, заходили в интернет – узнать, куда бежать, и видели ненависть

Это отталкивало.

Донбасс попал в информационный капкан, и даже – в \»котел\», в котором его замкнули информацией из России и из Украины (антиукраинской и антидонбасской).

Как было обидно, больно — для меня, для моей старенькой мамы, которая не получала пенсию, когда мы с помощью волонтеров собрали деньги на машину, чтобы отправить 5 человек и переоформить пенсию. А министр соцполитики Людмила Денисова сказала на наших бабушек – \»пенсионные туристки\». Так нельзя… Это привело к тому, что старики умирают от голода. А у сепов (сепаратистов) много денег, у них и в России все есть, и они же себе в Украине справки переселенцев купили. Директор школы в Свердловске за \»ЛНР\» проводил референдум, сдал всех патриотичных учителей, сотрудничая с \»ЛНР\», и получает пенсию на украинской территории, и как переселенец зарегистрировался в Харькове.

— Кто при немцах жил, как говорят, тот и сейчас живет?

— Да…

За 700 грн. – 1,5 тыс. грн можно купить справку переселенца

А у обычных бабушек денег нет на автобус до Харькова – в один конец надо 600 гривен. Зато сепары получают зарплату в России и пенсию в Украине, как этот директор школы.

— Школа на территории \»ЛНР\», а зарплату директору платят в РФ?

— Своими глазами видела, как владельцам карты Сбербанка России на 1 этаже в супермаркете выдавал зарплату банковский служащий. Вводил данные в компьютер и доставал наличные из большой китайской сумки.

А кто-то в это время умирал от голода, кто выжил – разуверился в Украине.

— Объявить военное положение надо было, как думаете?      

— Признать факт оккупации и прекратить списывать все беды на Донбасс, делать из донбассовцев внутреннего врага – прекратить. И не бояться слов \»русский фашизм\» и \»русский шовинизм\».

— Что сейчас происходит в приграничье?

— Никогда не каталась на американских горках, но впечатления – что ты за день несколько раз умираешь и оживаешь, так там живут.

Приехали казаки, не совсем в адеквате. В Центре города фирменный магазин водки местного производства. И все, что вышло из автобусов, оно на эту водку накинулось, и… — с горла. На памятник Ленина писяли. Наши шахтеры когда это увидели… для них это был \»Правый сектор\». Страшнее только атомная война. Они их та-ак… мутузили! Закидали избитых \»правосеков\» в автобусы и отправили – \»в Киев, к кровавой хунте\». А казаки доехали до соседнего города и рассказывали там, в каком побывали \»правосековском городе\».

В Ровеньках город отказался выходить на последний парад пленных, хотя город исключительно был пророссийский.

Отказался выходить и Луганск. Теперь если выйдут, то коммунисты и те ректора, кто перешел на сторону России.

С детьми сложнее… Там сейчас все мальчики с 6 по 11 класс являются членами добровольческого батальона кадетского корпуса \»Доброслав\», несут службу на блокпостах… В школы приходят русские на уроки — приезжие, и ведут \»уроки патриотизма\». После этих уроков дети в коридорах разговаривают: \»А ты бы смог с гранатой под танк?\». \»Нет\». \»Слабак! Я бы смог\». Как мы когда-то росли на Зое Космодемьянской и Гуле Королевой, так теперь дети в \»Казакии\» растут на \»героях\»:  Шуруп, Ключ, и бывают имена еще похуже. А дети верят… Верят, что не надо сдавать ЗНО — им пообещали бесплатное русское образование. Дети верят, что живут в другой стране. Семья есть одна в Одноклассниках. Мама и дочь пишут о себе: \»Расия, Наваросия\», а папа пишет: \»Украина\». Потому что папа в Украине пенсию получает, ему нельзя светиться.

Как живут? В 15.00 уже никого на улицах нет, с шести – комендантский час. Тех детей, которые не хотят \»становиться на особый путь\», мамы водят в школу и со школы, даже если это уже 11 класс. А те, которые в \»живут в Наваросии\»… Тех мы не вернем никогда. Даже если золотом будем стелить дорогу.

В декабре мы еще могли проезжать через Дебальцево. Позади меня сидели бабка, которая говорила: \»Слава Богу, шо Россия прийшла, зайняла нас. Слава Богу, шо мы можемо розмовляти нашою ридною российскою мовою, вже не буде заприщати хунта кровава\». А когда возвращалась, Дебальцево уже было разбито…

— А сколько там таких непримиримых \»новороссов\»?           

— На майском референдуме активных было (тех, которые пошли воевать) процентов 20. Пассивные – их было процентов 35. А сейчас они просто молчат – стыдно, ходят, не поднимая глаз.

А есть и другие люди, и их не меньше… Село Панченко – там старики хлопцев выкормили украинских. Вокруг степь и камни, сажают только огромную кормовую тыкву. Так мужики до чего додумались: вырезали изнутри все и сигареты внутрь клали. Когда Панченко разбомбили, деды на велосипедах переехали через границу, и с тыла, из России, зашли к нашим украинским пацанам и говорят: \»Хлопцы, вот ключи, заходите и живите — там у нас все есть\». И выжили.

Хлопцев там бросили и приказали: закрыть границу. А вы представляете, сколько там километров границы? Их у нас стояло 265 человек.

Как они могли закрыть?.. С той стороны – Россия, с этой… \»Новороссия\». И они между зажаты.

Никто же не пишет, что кроме иловайского и дебальцевского, было еще изваринский котел. Там украинских бойцов  живьем русские танками закатали… Мы отметили это место, чтобы когда-то поставить памятник.

— Как выживают в оккупации адекватные люди?

— Женщины просят прислать им нитки и схемы для вышивания – вышивая, выходят из депрессии, для них почему-то вышивка несет сакральный смысл и помогает держать связь с Украиной. Одна женщина мне сказала: \»У меня руки из попы, раньше никогда не рукодельничала, а теперь появилось чувство, что вышиваю, и как будто бабушку слышу, как будто коренья мои где-то шевелятся\».

Я передаю туда, в оккупацию, письма от людей из Украины и схемы с нитками для вышивания.

— Есть у людей на оккупированных территориях причины для того, чтобы отвернуться от Украины?

— Почти на границе с Россией есть турбаза \»Ясены\», где в мае засела банда Мозгового и приехали первые русские инструктора. Об этом наши партизаны сообщили в Киев. А боевики с турбазы переехали в город. Когда в городской дворец культуры заезжали вооруженные люди, возникла паника — детей из садика рядом с ДК  воспитатели несли на себе, бежали босые… Наши люди такие – для нас запросто спросить: \»Пацаны, а вы кто? Куда стрелять будете?\». Боевики ответили: \»Да нам из Киева позвонили, турбазу бомбить будут, мы у вас тут пересидим\». И прилетели самолеты. И бомбили базу. Стадо коров убили, пастуху ноги оторвало, плотину спустили. И деревня 2 суток в огородах лежала. А заявили, что убили много террористов…

А вот еще случай. По телефонам, указанным на сайте СБУ и штаба АТО, люди предупредили Киев, что у нас заминирована дорога, тракторист подорвался местный. Сепы (сепаратисты) говорят: \»Нам сказали, что здесь будет ротация с Изварино на Должанский, по этой дороге укропы пойдут\».

Жители поселка звонили по всем доступным телефонам, предупреждали военных. И все равно колонну направили по этой дороге. Украинские хлопцы гибли на глазах у поселка… Запах горелой плоти месяц стоял в воздухе…

Вот как нести эту боль? Как об этом молчать?

Стоит говорить правду — какой бы она не была. Если есть пьянство на украинских блокпостах, надо говорить и об этом. Если проблема есть, нужно по ней ударить, и даже если потом выйдет сюжет на РашаТВ: \»А-а, вот у них…\», не бояться этого. Да, вот у нас… есть проблема. Но мы ее решаем. И тогда мы станем на голову выше. Но пока этого – стремления говорить правду — нет.

Если есть в добровольческих батальонах люди, которые приходят с одной целью — Грабить,  это надо признавать. И есть бабушки, которые мне говорят: \»Привези мне оцей крестик, — вынимает и показывает надетый на шею пластиковый белый крестик, какие раздавали на Майдане, — чтобы, когда нас будут освобождать, чтобы нас не убили. Бо мы ж для них вороги\». Поддерживают Украину, и боятся своих. Почему?

Да потому что нет на войне хорошего. Есть там и мародерство, и изнасилования, и пьянство, и драки между военнослужащими. И среди наших, и среди сепов (сепаратистов), и среди русских.Люди, которые находятся там, это все видят. И боятся иногда своих.

Будем молчать, будем врать… дойдут до Киева.

— Что вы думаете о причинах войны?              

— На Майдане мы горели единым порывом и не замечали что же в это время писали в маленьких газетках, в наших маленьких городах – Свердловск, Ровеньки… Все маленькие города имеют свои маленькие газетки. Еще советские. Вот эти газетки так и остались в подчинении \»регионалов\». И вот на этом мы споткнулись. На этих газетках, на информационной войне.

Вы думаете – откуда взялись эти снегири, фашисты?

Откуда, по-вашему, пошли \»изъятые органы\»? \»Лайфньюз\» — они просто плагиаторы, взяли все из наших маленьких \»региональных\» газеток.

Шахтеров на Луганщине подогревали против Майдана знаете чем? \»Хунта захватила власть. В бюджете денег нет. Поэтому принято решение изымать принудительно органы. Теперь вы не сможете хоронить ваших близких (целыми). Их разберут на органы\», — печатали такие газеты. Была такая медицинская статья, подписанная начальником горотдела здравоохранения. Человеком с высшим образованием!

И теперь я понимаю: пока мальчишки держат фронт, мы должны держать оборону в информвойне. Мне один человек написал в Фейсбуке: \»Там ребята погибли напрасно, освобождая ваш никчемный Донбасс\». А я ответила: \»Нет, они там сдерживали врага, защищая Киев\».

И еще (раз уж мы говорим о причинах) есть одно слово, которое мне страшно произносить… Коммерциализация войны.  Когда война начинает приносить прибыль, люди превращаются в случайный расход.

— Как же нам победить?Как не потерять Родину?

— \»Схід і захід разом\» — я раньше повторяла этот слоган, а теперь считаю его слоганом войны. Нет востока и запада. Есть единая Украина. Когда мы кричали эти речевки, вольно или невольно – резали Украину.

Пока будем держаться за свои корни, все будет Украина. Мы еще встретимся в шесть часов вечера после войны.

— Вернется Донбасс?       

— А он никуда не уходил. Я смотрю на мир сердцем, и свой город вижу только в цветущих каштанах. У нас там тоже был свой Крещатик — каштановая аллея, а когда в город пришел ахметовский ДТЭК, вырубили сто каштанов. И на каждом поселке есть свой дед Щукарь. Вот это все я хочу сохранить.

— И \»ополченцы\», по вашим словам, разные?

— Есть приезжие, которые воюют за деньги и им все равно. А ополчение – оно было создано до войны, это народная дружина. Которая не принимает участие в боевых действиях. Это шахтеры, которые охраняют порядок в городе. На избирательном участке в мае они клеили плакаты Порошенко, Тимошенко – с ленточками (георгиевскими) и в камуфляже.

Местные, которые воюют, они тоже разные. И очень часто русские оккупанты погибают из-за местных. Не за то голосовали (на референдуме), как они говорят.

Когда я описала дорогу в Гуково (Россия), и тех, кто стоит на блокпостах, сначала были обиды. \»Ты унижаешь людей здесь\», – написали мне. А я ответила: \»Оглянитесь вокруг, не унижают ли они вас (своим присутствием)?\». И ребята оглянулись. И оказалось, что воюют на нашей земле те, кому на эту землю плевать.

Когда едешь на автобусе между огромными танками, на которых сидят люди, замечаешь, что у местных сепаратистов есть эмоции в глазах, а у русских — нет… Раньше я любила Питер, а теперь ненавижу – из-за тех гламурных питерцев, которые приехали к нам играть в контр-страйк и зарабатывать деньги. Когда это дошло до наших \»ополченцев\», которые начали не из новостей составлять мнение, а оглянулись… Вот тогда и заговорили о луганских партизанах.

Донбасские партизаны — это не только украинские патриоты в подполье. Это и \»ополченцы\», увидевшие мир сердцем. Вот я привезла интересный милицейский документ: начальнику МВД \»ЛНР\» – просим принять меры к задержанию особо опасной преступницы Олены Степовой. Это мне прислали такие ополченцы по электронной почте…

А был случай, что мальчики приехали к алиментщику, который написал донос на свою жену (чтобы не платить алименты), что она активист \»Правого сектора\». Разобрались, и… Он принял решение, как они сказали – скоропостижно — идти воевать. И она стала вдовой героя. Погиб \»героем Новороссии\». А девушка, которая была им растоптана, и ее дочка, теперь получают пенсию от \»Новороссии\». А как им выжить? И как еще пацаны могли помочь в этой ситуации?

Там (в \»ЛНР\») все по-другому… Там мир перевернулся.

Там есть и вот такие юные партизаны…

В Ровеньках кто-то \»на слабо\» поднял пацанов, те создали партизанский отряд – без мозгов и без взрослых. И так же \»на слабо\» сделали свою страничку в интернете. В итоге — 23 расстрелянных…

23 расстрелянных украинских партизана. И самому старшему из них было 19 лет…

Но партизаны есть, и информация передается. А если бы не передавалась, поверьте — Дебальцевский котел потряс бы Украину.

И некоторых воюющих с оружием, считаю, можно простить. Когда-то давно к нам в суд пришел новый мальчик, студент, не испорченный жизнью. Ямочки на щечках. Безотцовщина. Мама инвалид, лежачая. Травма позвоночника на \»выборке\». У нас женщины на угольных предприятиях выбирают уголь. Лебедка оборвалась и травмировала ей спину. Так вот она… лежачая. А сын ушел в ополчение. Потому что у них нечего было есть. Мама пыталась выброситься, доползти до балкона. И он пошел на службу в полицию \»ЛНР\», чтобы получить для матери паёк. Вот и такая категория есть… Для меня — самая страшная. Потому что такие, как он, не могут убивать. И, если их посылают, они просто идут на смерть. Потому что мама получит деньги. Раньше таким платили 10 тысяч, сейчас – 3 тысячи. Посмертных. Раньше таким ставили памятники, сейчас даже креста не ставят…

— Много россиян возвращаются домой в гробах?         

— Звонок: \»Лена, у нас траурная процессия. С Гуково гумконвой пришел. Впереди гробы. Сзади едут солдаты\». Едут русские на \»Камазах\», а с ними гробы. Я человек не суеверный, но я б на месте этих солдат задумалась…

Назад, к себе, они груз 200 из солдат не пропускают. Пропускают только офицеров. Младший состав хоронят по месту.

 

Раньше ложили в землю в гробах. А сейчас заворачивают в целлофан и хоронят в братских могилах…

У нас теперь там очень большие кладбища. Много молодежи — погибших сепаратистов. Наша писанкарка из Свердловска, которая сейчас живет в Киеве, говорит: \»Я не смогу туда уже вернуться, в то ДК, где я учила деток нежности, там теперь флаги и батюшка с кадилом – отпевает воевавших против Украины\». Местных опознают, а неопознанных хоронят без фамилии. Батюшка отпевает неопознанных, как — Чалый, Чмырь, Шуруп… \»Чалый уже был, пиши Чалый 2\»… Страшно.

Там же лежат и бабушки, умершие от голода, которым написали: \»смерть от сердечной недостаточности\». Люди голодают. А батюшка из храма УПЦ Московского патриархата штукатурит церковь и говорит: \»Мы кормим только своих (тех, что состоят при церкви)\». И поэтому мы отправляем туда горох, чтобы у людей на месяц был суп.

— Из сказанного вами понимаешь, что украинское правительство совершает ошибки, из-за которых Петр Порошенко может не добыть до конца свой президентский срок.

— Я не прорицательница, не знаю – сколько продержится Порошенко. Но, к сожалению, не вижу психологической оценки конфликта. Не вижу оценки врага. Не вижу стремления наладить отношения с населеним. Наоборот — позиция СМИ и украинского правительства отталкивает население.

Победить в этой войне можно, лишь признав право народа быть разным, но единым. Нельзя унижать свой, может и заблудший, может и предавший, может, и оступившийся – но свой народ.

Нельзя радоваться голоду, разбитым домам — как поступают ура-патриоты

А надо признать общую беду и боль. Признать, что 23 года политики нас разделяли и заставляли ненавидеть друг друга, а главное — признать, что произошла оккупация Донбасса Россией, а не восстание жителей Донбасса против Украины.

Мы должны победить, потому что за нашу землю боролись не только люди. Сама земля боролась. В  балке, заросшей терновником, возле степного поселка стояли осетины. Удобно — их никто не видит, а они стреляют через дома людей, а \»обратка\» летит на дома. И вдруг эту балку облюбовали змеи. Они просто ползли туда и ползли. Желтовник, гадюка степная. В огромном количестве. Осетины по ним стреляли. И в конце концов ушли. А ближе к зиме опять заехала туда часть, опять не славяне. Окопались достаточно плотно и начали стрелять по российской территории. Мы поняли, что провокация. В переговоры они не вступали, но русский хорошо понимали. И тогда наш местный дед Щукарь им рассказал ситуацию со змеями. Но не просто рассказал, а сказал, что змеи научились питаться людьми, рассказал им, что у нас в трубе живет анаконда. Он неделю им рассказывал про анаконду, а они не велись. Потом, не знаю, может, и достучался. Говорят, из трубы донесся вой, горели огни, началась паника. Стреляли – кто в \»анаконду\», кто в воздух… Но результат: он ушли, бросив тушенку. Минус три бэтээра, и раненых ополчение собирало. Многие мне говорят: такого не бывает, ты выдумываешь. А я говорю: да на Луганщину поезжайте, увидите – у нас все можно.

У нас можно на шахте не работать с мая месяца, а тебе будут ставить отметки спуск-выезд, у тебя сохраняется зарплата, сохраняется стаж. А ты в это время воюешь за \»ЛНР\»… Выживешь – получишь деньги за все месяцы. И получают.

АВТОР: Татьяна Заровная