Когда уйдет Путин, останутся бабы из регистратуры нашей поликлиники, которым не дозвониться, если вызывать врача. А, если дозвониться, они же тебя посылают дозваниваться завтра. И им плевать, что у ребенка температура под сорок.

 

Когда уйдет Путин, останется сосед на \»УАЗ \»Патриот\», который возит своих детей в школу на машине, где на заднем стекле выложено \»Обама ЧМО\».

 

Когда уйдет Путин, останутся бывшие коллеги, которые сами поверили в то, что пишут и говорят, называя меня \»майданутым\».

 

Когда уйдет Путин, останутся электрички с запахом мочи и блевотины в тамбурах. Останутся тысячи сердитых сонных измятых замкадышей, которым нужно вставать в шесть утра, чтобы переться на работу в эту жуткую Москву, которую они ненавидят за то, что другой возможности заработать нет.

 

Когда уйдет Путин, останутся сотни комментариев под моим постами \»вали в свою израйловку\», \»смерть жидам\» и все в таком духе.

 

Когда уйдет Путин, останутся учителя, которые впаривают нынешним школьникам про Новороссию, аккуратно повязывают на пиджачки к утренникам георгивские ленточки и рассказывают, как Сталин выграл войну.

 

Когда уйдет Путин, останется Вика Цыганова и Кургинян. Кобзон и Леонтьев. Цыганова будет петь про казачью святую Русь, Кобзон — гимны Думе.

 

 

Останутся Железняк и Мизулина, Астахов и Нарышкин и еще сотни ублюдков, готовых проголосовать за убийства собственных сирот и миллионы, которым на это абсолютно похер.

 

Останется доктор Огурцов, который отказал бабушке в госпитализации с переломом шейки бедра. просто отправил умирать домой.

 

Останутся добровольцы, которые когда-нибудь все равно вернуться домой, если выживут, и будут требовать своей доли компенсаций, боевых, льгот и будут драть глотку, что умирали ТАМ за нас всех и за русский мир.

 

Останется Зюганов, чьи мечты так неожиданно и смело воплощает Путин.

 

Когда уйдет Путин, останутся все. И придумают себе нового дракона.

 

Автор: Леонид КАНФЕР