Ну вот вернулась я домой. Включила угадайте что. А там стоит русский корреспондент. В Дебальцево. Он туда вошел с дружественной ему армией. А может быть даже раньше ее. Знаете, как сначала штурмовые отряды врываются в город, а потом уже танки и пр. Он наверное был в штурмовых. Он первый. Он по-хозяйски осваивается в новом для себя населенном пункте. Он с порога ставит задачу. \»Пытки, издевательства, грабежи и расстрелы. Жители не сдерживают слез, рассказывая о зверствах украинской армии\».

 

Он начинает снимать показания с жителей Дебальцево и соседнего Углегорска. Он снимает — я записываю. Вот что ему дословно сообщает одна жительница: \»Мужчина с сыном ехали на машине. В Александровском поселке. А еще какие-то машины следом ехали. А те испугались и назад уехали. А первую машину расстреляли\». Вы поняли, чего она сказала? Я нет. А журналист-завоеватель понял. Она, конечно же, сказала о зверствах украинской армии. Еще свидетель: \»Было мародерство, был беспредел, было это все\». Вы поняли, чье мародерство и какого типа беспредел? Он понял. Мародерство и беспредел украинской армии.

 

А вот гораздо более конкретная свидетельница: \»Они хвастались, что город будет разбит и уничтожен, что все вы смертники!\» Это ценнейшее свидетельство. Она определенно имеет в виду украинскую армию, которой не терпелось увидеть разбитым и уничтоженным город, находящийся под ее контролем. И эти три свидетельства позволяют компании \»Россия-1\» озаглавить репортаж своего корреспондента следующим образом: \»Жители Дебальцево с ужасом вспоминают месяцы оккупации\».

 

…Я только что прилетела с Украины. На границах все было идеально. Никого не разворачивали, не отсылали обратно в Россию. Я думаю, это только потому, что у них отключены наши каналы. Если бы они все это видели, они бы нас прямо на въезде вешали. В переносном, допустим, смысле.

 

Автор: Elena Rykovtseva