Польское государственное агентство РАР рассказало о дальнейших подробностях поездки в Смоленск президента Польши Леха Качиньского, в ходе которого он был убит русскими государственными террористами, — передает КЦ:

 

«12 февраля в окружном суде в Варшаве продолжился суд на бывшим заместителем начальника спецслужбы государственной охраны БОР генералом Павлом Белавны, обвиняемым в пренебрежении служебными обязанностями при подготовке визитов в Катынь премьер-министра Дональда Туска и президента Леха Качиньского 7 и 10 апреля 2010 года.

 

Суд заслушал показания бывшего военного атташе и бывшего посла Польши в Москве Бара. Бар заявил, что с самого начала подготовки обоих визитов было известно, что БОР был не в состоянии произвести инспекцию аэропорта Смоленск-Северный.

 

Свидетель сказал, что и в прошлом аэропорт использовался польскими делегациями, которые направлялись в Катынь.

 

— Аэропорт всегда был связан с организационными проблемами, потому что для того, чтобы сделать его доступным, его облуживание производилось из Москвы и Брянска. Перед визитом премьер-министра Дональда Туска 7 апреля была сомнительная история, связанная с оружием.

 

Мы хотели на кладбище в Катыни дать почетный залп в воздух. Русская же сторона заявила, что это невозможно из-за присутствия в этом месте премьер-министра Владимира Путина — засвидетельствовал дипломат.

 

— Аэропорт не подвергался БОРом проверке перед такими визитами. Получить на них разрешение в России было бы почти невозможно, потому что это был военный аэропорт. Состояние инфраструктуры аэропорта — насколько можно судит невооруженным глазом — представляло собой картину нищеты и отчаяния, включая здания на ее территории. Когда некоторые делегации должны были приехать или уехать, ставили палатки, потому что кирпичные здания были в очень плохом состоянии, — сказал бывший посол, напомнив, что еще осенью 2009 года этот аэропорт был официально навсегда закрыт.

 

— А после закрытия был ли к нему свободный доступ? — спросил адвокат Пиотр Пщёковский, представитель семей жертв катастрофы.. — Я не знаю, — сказал Бар».