Чем бы не закончились переговоры, тысячи людей уже убиты, отношения между русскими и украинцами вконец испорчены, инфраструктура на востоке Украины — разрушена

Договорятся — не договорятся. В узком формате — в расширенном — снова в узком. С министрами — без министров. С переводчиками — без переводчиков. С батькой — без батьки.

Какая, в сущности, разница? Тысячи людей убиты, отношения между русскими и украинцами вконец испорчены, инфраструктура на востоке Украины — разрушена. Все это восстановить — уйдут годы и уйма денег.

Предположим, договорятся они, будет разграничение: полоса 70 км — пустая, безжизненная земля непонятно какого юридического статуса.

И будет нищета в Донбассе. Плотная, на много лет — нищета. Они и в лучшие-то годы были дотационным регионом ($6 млрд ежегодно из госбюджета Украины получали). А сейчас и подавно по миру пойдут.

Как косовские торговцы человеческими органами превратились в \»респектабельных\» политиков, так и донбасские боевики-ополченцы элегантно превратятся в бандитов при власти/без власти. Уж обратно в шахту никто не вернется: дураков нет. Да и шахт-то уже никаких нет: какие затопило, какие – разбомбило.

В Киеве переведут дух и опять попросят у Запада/России денег. И опять отложат реформы. И опять продолжат бесконечный, нудный многолетний дерибан по африканскому методу: воровать с убытков, грабить нищих, торговать с врагом, обманывать друзей. Весь креатив уйдет на создание очередных золотых батонов.

Маленький, блеклый человечек в Москве снова раздуется, как прыщ: меня все ждали — а я опять опоздал! И услужливая свита заржет радостно: знай наших!

И за его спиной тоскливо будут переглядываться: этот упырь нас погубит! Как бы соскочить-то незаметно? Уже и денег достаточно, и возраст не тот. Да и страшно: ведь угробит он нас всех.

И все они вернутся домой, в Москву, в страну, погружающуюся в тяжелый, беспросветный кризис. Без перспектив, без надежды. В кризис длинной в целое поколение.

И будет мелкая возня лет еще двадцать. Со здравицами, орденами, какими-то непонятными войнами и в конце — с дикими по пышности похоронами и последующим разоблачением очередного культа личности.

И сморщенный старичок по фамилии Медведев, кашляя и засыпая на ходу, будет читать по бумажке речь про \»перегибы и отход от демократических норм\».

А Меркель и Оланд приедут завтра домой и скажут: \»Мы привезли мир для целого поколения!\»

И все повторится снова. И мы все умрем. И ничего больше интересного и позитивного не увидим. Только то, что я описал.

Автор: Альфред Кох

Фейсбук