29 сентября наш батальон двигался из-под Волновахи к Гранитному. Солнце сияло, прохладный ветер нес пыль, а колонна бронетехники ползла по грунтовкам вдоль богом забытых лесопосадок, вдали от жилья и дорог.
Слева открылась панорама бурых подсолнечных полей, разорванных балками, акациевыми лесами и долинами речек. В той стороне был противник.
Мы ехали на броне, закутав лица в банданы, чтобы укрыться от пыли. Моторы ревели, чтобы их перекричать, приходилось рвать связки. Взводный Саня, тронув меня за плечо, изобразил ладонями распускающийся цветок и махнул рукой на восток. Там, в нескольких километрах от нас, поднималось, расползаясь, желтое облако взрыва.
Мы направлялись именно туда.
Минут через 15 новые облачка взметнулись уже совсем близко, и я услышал, как рвутся мины — этакий отвратительный рявкающий звук. Поступила команда \»с брони!\», и наша пехота горохом посыпалась на землю, водя автоматами по акациевым зарослям. Я остался на башне один.

Паника. Я ее прочувствовал в полной мере. Один. Без опыта. Под минометным обстрелом. Сейчас возможна атака противника. Сейчас всё может кончиться — навсегда.

Я сполз в люк наводчика. Прошло две, три, пять секунд. Передо мной висел пульт управления стабилизатором пушки. Кнопки электроспуска орудия и пулемета. Мое рабочее место.

Глубокий вздох. \»В случае нападения пехота покидает машину, механик и наводчик остаются в машине. Наводчик ведет наблюдение и поддерживает огнем свое отделение\».

Я глянул в триплексы. Щелкнул тумблерами стабилизатора. Положил руки на \»уши\» пульта. Загорелись пять красных индикаторов. Пушка послушно повела носом в сторону посадки. В прицеле светилась сетка наводки.

Я знаю, что должен делать. Я уже это делаю. Мне некогда бояться. Паники нет. Есть холодное понимание задачи. Пальцы легли на кнопки электроспуска…

В люке появилась голова стрелка Пети. \»Отбой!\» — крикнул он.

Через 20 минут наша колонна вошла в Гранитное…

АВТОР: Бравый солдат Швейк