\"1423655372_1\"Крепок задним умом. Лучше бы верхним.

Но я знаю, что должны были бы сказать условные представители США (да, я знаю, что конкретно на переговоры в Минск они не едут), Германии и Франции Путину, чтобы прекратить не только это войну, но и следующие войны.

Ключевая ошибка в разговоре с шизо, пардон человеком, воспринимающим информацию в своей, очень отличной от других парадигме — нельзя пытаться говорить с ним на вашем языке. Это неправильно. Он вас неправильно истрактует.

Нужно подумать, как донести до него ваши позиции на его языке. Или даже не донести позиции, а просто дать нужный информационный посыл, чтобы подтолкнуть к нужным вам действиям.

Поэтому я говорю — не спорьте с клинической ватой. Не \»где вы видели у нас фашизм?\», а \»да, мы фашисты, мы бандеровцы, но мы хорошо знаем русский язык, и ты вряд ли сможешь отличить хохла в московском метро. Даже хохла с бомбой\». Не пытайтесь призвать к фактам — он их видит иначе. Исходите из того, как надо было бы действовать, если его мироубеждение было бы правильным.

Исходя из этого, правильный диалог — а точнее, правильная сеть монологов — на переговорах с Путиным, имхо, звучала бы так:

США: — Ладно. В этот раз настало время поговорить действительно серьезно — вряд ли в сложившейся ситуации уместно тратить время на экивоки. Мистер Путин, вы, безусловно, переборщили с блефом (короткая пауза). Вы полагаете, что способны испытывать нас теми же способами, которыми Хрущев испытывал НАТО, но следует заметить, что позиции НАТО с тех пор не ослабли, а вы не обладаете и одной десятой от того, чем тогда обладал СССР. Вы серьезно думаете, что мы этого не знаем? С вашим-то бэкграундом? Вы серьезно думаете, что блеф, который не сработал тогда, сработает сейчас, в ваших руках? Мистер Путин, вы вряд ли смотрелись бы серьезно на фоне Хрущева, позвольте уж мне говорить откровенно. Особенно исходя из того, что стояло за ним и что стоит за вами. И если вы попробуете снять туфель и постучать им по трибуне, мы все увидим в нем накладной каблук. Я не пытаюсь вас оскорбить, но мы минуту назад условились говорить о фактах. Факты говорят о том, что технологически и экономически отсталая Россия не может выдержать глобальный конфликт. Безусловно, вы способны напакостить — и мы об этом знаем — но не позволяйте себя обмануть той лжи, которую сами же и запустили в оборот: если всерьез дойдет до конфликта, мы понесем существенные потери, но российская история прекратится в течении нескольких суток. Вы в курсе о том, что произошло с системой противоядерной обороны. Думаю, вы далеки от мысли о том, что это случайность. Мы в курсе о том, что у вас на подходе новая, пусть ее техническое состояние и вызывает вполне обоснованные сомнения даже само по себе. Полагаю, вы знаете, что и с ней может что-то произойти. Уважаемый мистер Путин, это игра для двоих, а, возможно, и для четверых.

ГЕРМАНИЯ. Вы думали, что среди нас достаточно разногласий, чтобы вы могли продавливать свою линию. Это было верно. До определенной черты.

Выхождение на эту черту уже само по себе погубило экономическое будущее вашей страны: вы доказали, что мы не можем даже надеяться рассматривать вас, как партнера. Мы это переживем. Как это скажется на вас — вам лучше известно. Ваша страна чудовищно неээфективна и было бы излишним оптимизмом полагать, что вы способны изменить ситуацию к лучшему за те годы, которые вам остались. Именно поэтому дети ваших подчиненных, включая ваших собственных детей, живут у нас, именно поэтому вы храните у нас средства. Именно это делает особенно интригующим ваш военный блеф.

ФРАНЦИЯ: Мы отдаем себе отчет о ваших военных мощностях. Они внушительны на бумаге. Однако уже украинская ситуация показывает, что их практическая эффективность заметно ниже. Это, безусловно, не те силы, с которыми можно намекать системе глобальной безопасности на военное решение вопроса. Нам бы не хотелось это доказывать — это было бы лишней тратой ресурса, учитывая, что реальное положение дел вам известно не хуже, чем нам. Если хуже — мы будем рады предоставить вам отчет о реальном состоянии российской армии и оборонных мощностей. Возможно, ваши подчиненные вас обманывают. Мы также готовы предоставить отчет о ситуации в российской экономике, если деградация вашей системы управления уже дошла до того, что вы не можете получить адекватную консультацию даже по этому вопросу.

США: Перед вами выбор. Вы или вписываетесь в систему глобальной безопасности, выгодную для всех ее участников, либо не вписываетесь в нее. Это исторический выбор для вашей страны, и мы не будем здесь просить или торговаться: его предстоит сделать лично вам. Мы отреагируем соответвующе как на предложение партнерства, так и на конфронтацию. Чего мы действительно больше не готовы терпеть — так это блефа, необоснованных претензий и драматических спектаклей с вызыванием духа Хрущева. Это касается не только украинского вопроса, это касается всей внешней политики Российской Федерации. В противном случае следующая попытка испытания оппонента на прочность пойдет с нашей стороны.

ПУТИН: Мы не…

(представители США, Германии и Франции разворачиваются и уходят)

США (через плечо) — Думайте. Пишет Виктор ТРЕГУБОВ, журналист