\"223\"Челночная дипломатия канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда проходила столь стремительно и, главное, неожиданно, что породила сравнение с дипломатическим детективом.

Причины такого пика дипломатической активности европейцев следует искать не только в желании найти возможность хоть какого-то урегулирования конфликта на Донбассе. Надо полагать, что и до этого как в Берлине, так и в Париже желали того же не в меньшей степени. Скорее всего, волна дипломатической активности связана с некоторым изменением международной обстановки не только вокруг Украины. Здесь присутствуют и внутриполитические факторы как в европейских странах, так и в США.

Выборы в Германии, Франции и США неумолимо приближаются. И это важнейший фактор, который воздействует на политиков в Берлине, Париже и Вашингтоне.

После терактов во Франции рейтинг Олланда, упавший очень низко, значительно поднялся. Французы в целом удовлетворены реакцией властей и действиями президента. замирение в Украине даст возможность поставить вопрос о смягчении санкций против Москвы и решить положительно проблему мистралей. Так что в Париже в мире на Донбассе очень заинтересованы.

В Берлине примерно такая же ситуация. Германская экономика в лучшем положении, чем французская, но и проблем достаточно много. Экономические проблемы будут доминировать на выборах, партнеры по коалиции социал-демократы не преминут воспользоваться ситуацией и взять реванш за унизительное поражение на прошлых выборах. Если Меркель хочет, чтобы коалицию возглавила ее партия и оставить ее преемнику солидное наследство, то действовать нужно уже сейчас. Внешнеполитический фактор в полной мере становится значительной частью германской внутренней политики.

Есть и общеевропейская проблема. Хотя экономическое положение в Испании, Португалии, Италии несколько выправилось, там достаточно сложное положение и торговля для этих стран очень важна. Поэтому там не хотят новых санкций против России. И, наконец, Греция. Пророссийский курс греческого правительства может вызвать серьезный кризис Евросоюза. Добавим к этому британский скептицизм по отношению политики Брюсселя и угроза проведения референдума в Англии по вопросу возможного выхода из ЕС. Чтобы окончательно не раскачать европейский корабль его команде следует найти возможность уйти в более тихие воды. Подальше от России.

Еще один фактор, как представляется очень важный. В Вашингтоне серьезно изменилась обстановка. Число сторонников более твердого курса по отношению к России растет с каждым днем. Если раньше среди них были в основном республиканцы, известные своей консервативной позицией, то теперь в их лагерь приходит все больше демократов. Активная публичная поддержка жесткого тона в разговоре с Москвой со стороны Хиллари Клинтон, возможного кандидата в президенты от демократов, весьма показательна. В Америке не любят слабаков. Это страна, которую создавали сильные и волевые люди, они вывели ее на первое место в мире и никакому президенту не простят, если он не сможет обеспечить американское лидерство. Демократы должны показать себя не менее твердыми, чем республиканцы. Иначе их партийного кандидата не провести в Белый дом.

Отсюда и демонстративные колебания Обамы и высших чиновников его администрации по вопросу поставок летального оружия в Украину. Не случайно государственный департамент, который до недавнего времени категорически выступал против таких поставок, их начал поддерживать. Американские чиновники не хуже других умеют подстраиваться под изменение течений в высших эшелонах. Обитающие в госдепартаменте не исключение.

Возможная смена курса в Вашингтоне беспокоит не только Москву, что вполне понятно и поэтому вызывает там столь нервную реакцию, а и европейцев.

Если оружие начнут поставлять или даже только объявят об этом, то последует существенная эскалация конфликта. Вплоть до более широкомасштабного вторжения российских войск, как это было в августе-сентябре прошлого года.

Такая эскалация не оставит ни Вашингтону, ни Европе выбора как начать вводить более сильные санкции против России. В первую очередь, в финансовой сфере. Даже отключение от системы SWIFT скажется на российских банках не сразу. Какое-то время для ответа у Москвы будет и легко представить в какой сфере.

Именно этого европейские лидеры опасаются больше всего. Хотя представляется, что эти опасения несколько преувеличены. Путин продолжает дипломатический покер с повышением ставок. При этом он блефует, но сохраняет напускную агрессивность.

Если Вашингтон пообещает начать поставки оружия в Украину, то естественным образом превратится в главного партнера Кремля на переговорах. В таком случае Европа будет отодвинута, в первую очередь, Германия и Франция. Такого ни Меркель, ни Олланд допустить не хотят. Свою роль особых партнеров Путина он очень желают сохранить. Не случайно в Киеве на переговоры с украинским президентом не был приглашен государственный секретарь Керри. Не нарушение протокола и несоответствие ранга участников переговоров было причиной. Американский государственный секретарь в дипломатическом смысле стоит гораздо больше, чем иные президенты или премьеры. Меркель в первую очередь и Олланд, хотели сохранить так называемый нормандский формат, где они играют главную роль.

Скорее всего, канцлер и президент привезли в Москву последнее предупреждение Путину, что должна начаться деэскалация конфликта. Иначе они больше не смогут тормозить более твердую позицию США не только в вопросе поставок оружия, но и расширения и ужесточения режима санкций. Именно это будет обсуждаться на встрече Меркель и Обамы.

Хотя в ходе конференции в Мюнхене никто не высказал особого оптимизма, а российский министр иностранных дел Сергей Лавров продолжал произносить уже изрядно надоевшие всем речи и обвинения, тем не менее, определенные шансы на некоторую деэскалацию появились.

Во-первых. Существенных военных успехов под Дебальцево террористам и российским войскам достичь не удалось. Некоторое отступление украинских бойцов достигнуто с таким трудом и потерями, что говорить об успехе как не очень удобно. Уже который день в российских СМИ говорится о замыкании кольца вокруг Дебальцево, но кому надо в Москве знает, что это далеко не так. Принуждение Киева к переговорам с лидерами террористов на такой основе не получится. Топка войны пожирает все больше ресурсов, эффект не наступает. Нефть вроде бы дорожает, но это фактор временный. Забастовка нефтяников в США закончится, а снижение цены на нефть Саудовской Аравией для Китая останется. Российская нефть уже стоит для Пекина $59 за баррель, а саудовская $55,23 за баррель и на ком остановят в Поднебесной выбор очевидно. Превышение спроса над предложением на нефтяном рынке остается, и снижение цены будет происходить и дальше.

Во-вторых. Перед Путиным во весь рост встает проблема снижения популярности. Пока не прямо, но по весьма чувствительным проблемам. Опрос Левада-Центра показал, что в январе на 5% по сравнению с мартом прошлого года выросло число сограждан, заявивших о неприятии воссоединения Крыма с Россией. В марте 2014 года почти половина россиян (48%) заявляли социологам, что хотели бы присоединения Донбасса к России. В нынешнем январе их стало 19%. Пока Путин разыгрывает пьесу про хорошего царя и плохих бояр. Надолго этого не хватит, если население уже сейчас все больше испытывает последствия санкций и инфляции.

Похоже, что в Кремле уже задумались над возможными последствиями своей донбасской авантюры. Из этого, кстати, не следует, что будут сделаны правильные выводы, но некоторые надежды появились.

Ответ будет получен достаточно скоро в Минске. При этом надо учитывать, что даже подписав какие-то бумаги Москва легко от всего откажется. И не исключено, что с приходом более теплого времени агрессия не только возобновится, но и усилится. Как советовал римский военный историк и теоретик Публий Флавий Вегеций, si vis pacem, para bellum — если хочешь мира, готовься к войне. Такой у нас сосед. Пишет Юрий РАЙХЕЛЬ