Тема ультиматумов Путина преследует.
То вдруг СМИ сообщают, что Путин выдвигает ультиматум Порошенко.
То неожиданно оказывается, что ультимативные требования Путину выставляет Меркель.
Видимо, все дело в атмосфере. Она так накалена, что общественности кажется – в такой среде можно изъясняться только языком ультиматумов.
Говорят, что Меркель пригрозила — если Путин не примет и не введет в действие новую дорожную карту Меркель-Олланда по украинскому урегулированию, то:
— против российских компаний и физлиц будут введены новые санкции;
— она не станет препятствовать США в вопросе о поставках летальных вооружений в Украину.

В принципе, для ультиматума этого маловато.
Ровно так поступают европейцы и американцы безо всяких специальных ультиматумов, каждый раз, когда им не нравятся действия Путина.
На языке Обамы это называется «заставить платить цену».

Кстати, сегодня Совет ЕС принял решение о расширении черного списка физиков и юриков: 5 граждан России, 14 граждан Украины, 9 организаций.
Объявлено, что это за Мариуполь.
Так же объявлено, что санкции будут введены или не введены в действие 16 февраля, в зависимости от результатов минских переговоров.
То есть Меркель не только угрожала, а даже подвесила топор на потолке, как в той сказке.

Но ведь решения было бы принято независимо от переговоров Путин-Меркель-Олланд.
Если имеются в виду именно эти санкции, то речь, скорее, должна идти не об ультиматуме, а о предупреждении со стороны Меркель: санкции готовы, я их могу задержать, но не смогу предотвратить. Нужны изменения.

Ультиматум должен бы быть более страшным.
Но никакие знаковые фамилии и организации вроде бы в связи с новым черным списком не упоминались.

Песков сказал так:
— Никто никогда не общался и не сможет при всем желании с президентом общаться в ультимативном тоне.

В принципе, это действительно странно – ехать с визитом для того, чтобы поставить ультиматум.
Прямо таки «иду на вы».
Но обычно так не делается, главы государств и правительств себя подобными вещами не утруждают, для этого есть специальные люди.

И вот в связи с этим возникает вопрос: зачем о московских переговорах сказано, что это были не переговоры, а ультимативные требования?
Теперь ведь как?
Если Путин и остальные члены «нормандской четверки» заключат соглашения, можно будет сказать, что ультиматум Меркель сработал, Путин был побежден силой и давлением, просто сдался.
А кому это понравится?

Может быть, кто-то надеется Путина спровоцировать?
Он же у нас парень обидчивый и резкий?!
Или все-таки с ним можно говорить языком ультиматумов без последствий?

Автор: vg_saveliev