\"П\"Вечером 30 декабря 2014 года, едва две дюжины зрителей уселись в зале московского театра, чтобы посмотреть фильм о конфликте на Украине, в зал вошли полицейские и съемочная группа с телевидения, повествует в своей статье, опубликованной в Newsweek, Блэр Э. Рубл, вице-президент Woodrow Wilson International Center for Scholars (США). \»Они заявили, что есть угроза взрыва бомбы, и попросили всех эвакуироваться из помещения\», — говорится в статье.

Полицейские проверили документы у всех зрителей и записали их данные, а также потребовали, чтобы они ожидали в \»тюремных фургонах\», припаркованных снаружи. \»Когда полицейских спросили, разумно ли тратить 45 минут на эвакуацию людей с места возможного взрыва, полицейские начали менять свои объяснения, даже не пытаясь создать видимость правдоподобия\», — говорится в статье.

\»В итоге три человека из числа тех, на ком держится жизнь \»Театра.doc\», — Максим Курочкин, Стас Губин и Сева Лисовский, — были препровождены в ближайшее отделение полиции для допроса\», — говорится в статье.

Всех троих отпустили еще до рассвета. Но при обыске полиция уничтожила многие декорации к постановкам театра.

По словам автора, эта история — лишь очередной эпизод \»все более агрессивной игры в кошки-мышки\» между московскими властями и \»Театром.doc\», которая началась осенью прошлого года. Угрожая закрыть театр, повышая арендную плату и вынуждая к переселению в другой район, власти четко дают понять, что хотят, чтобы крохотный театр куда-то убрался.

Обыск 30 декабря особенно настораживает, так как в тот же вечер у полиции было много других хлопот: она арестовала без малого 300 человек из нескольких тысяч демонстрантов, которые собрались, чтобы протестовать против приговора Алексею Навальному.

Почему же правительство Путина страшится крохотного театра?

Рубл тут же разъясняет: \»Театр.doc\», основанный в 2002 году, быстро стал центром \»новой русской драмы\».

Собственно, в нулевые годы в России появились десятки театров. Около десятка молодых драматургов привлекли к себе внимание в мире: их пьесы переведены на несколько языков и поставлены в Лондоне, Вашингтоне и других мировых театральных центрах.

\»Россияне, опираясь на британскую традицию так называемого \»нахального\» театра, сделали этот жанр своим. Отличие от европейских постановок документального театра в том, что российские драматурги и режиссеры смогли распознать трансцендентальные моменты — вкрапления человечности, которые возвышают их истории, делают из них нечто большее, чем, казалось бы, приземленные сюжеты об изнасилованиях, грабеже, преступности и коррупции\», — говорится в статье.

Затрагивая такие табуированные темы, как дело Магнитского и трагедия на Восточной Украине, \»Театр.doc\» стал заметным голосом взвешенной критики в адрес режима. \»А режим, похоже, испытывает аллергию на все, что не может контролировать\», — говорится в статье.

Международное театральное сообщество считает русский театр одним из самых новаторских театров нынешнего времени. Но эта известность делает труппы вроде \»Театра.doc\» особенно уязвимыми к натиску тех, кто защищает нравственный императив в его путинском понимании.

Важность \»Театра.doc\» подчеркивается и локальными историческими аспектами его истории, пишет автор. В ХХ веке \»Москва была свидетельницей самых ядовитых болезней человечества, которые приобретали экстравагантный масштаб, недоступный рациональному пониманию\», отмечает он, упоминая об арестах, казнях и предательствах.

\»Театр.doc\» находится вблизи Патриарших прудов и квартиры Михаила Булгакова. Произведения Булгакова приобрели оттенок фантастики, которая в итоге поссорила его со сталинским режимом, пишет автор. Патриаршие пруды в глазах иностранцев — очаровательный район с дорогой недвижимостью, но для сведущих москвичей это место, где в город явился дьявол, булгаковский Воланд.

В понимании этих москвичей \»Театр.doc\» находится в самом центре квартала, существующего в \»мифическом пятом измерении\», говорится в статье. Театр — звено в продолжающейся конфронтации искусства и власти. Принуждая труппу переселиться в другой район, власти продемонстрировали, что тоже сознают и ценят символическое значение театра, считает автор.

Автор заключает: обыск в \»Театре.doc\» затрагивает нечто намного более масштабное, чем судьба маленького театра, о котором ничего не знают 17-18 млн москвичей. \»Театр.doc\» символизирует верность правде и красоте, подкрепленную международным признанием и дополненную важными последствиями в этом конкретном месте перед лицом хищного и порочного режима\», — говорится в статье.

Политологи жарко спорят, что собой представляет путинская Россия — возврат в советские времена, авторитарный националистический режим или клептократию?

\»Но Россия часто бросает вызов рациональному рассудку, который стремится все классифицировать. Когда в зимней темноте идешь на спектакль \»Театра.doc\», возникают другие мысли, гораздо теснее связанные с улицами этого квартала. По Москве снова бежит вприпрыжку Бегемот, булгаковский гигантский злокозненный черный кот\», — так автор завершает свою статью.