Донецко-Криворожская Республика, к которой нередко отсылают нас лидеры сепаратистов Донбасса, была сформирована по указке из Москвы и тоже была «народной», как ЛНР и ДНР, но просуществовала всего 2 месяца. А Кубанская Народная Республика — почти всю Гражданскую Войну. История циклична. Делайте выводы.

В наши дни восток Украины превратился в настоящую горячую точку. Возникшие там так называемые «народные республики» поначалу вселили надежду в мирных жителей, отрицательно настроенных по отношению к Майдану.

Однако время показало, что ДНР и ЛНР являются по сути территориями, которые находятся в руках людей, напоминающих террористов, и стали убежищем для люмпенизированных слоев из России. И невольно задаешься вопросом: все ли государственные образования, которые именовались «народными республиками» были такими же неблагополучными? Эта статья — попытка ответить на данный вопрос.

Она посвящена интересному историко-политическому феномену, существовавшему в годы Гражданской Войны.

Осенью 1917 года большевики начали решительно захватывать территории бывшей Черноморской Губернии. Помимо ряда станиц были захвачены такие довольно крупные города, как Майкоп, Армавир, Темрюк и Туапсе. В начале марта 1918 был взят Екатеринодар. Кубанское казачество заняло выжидательную позицию, не выступая до определенного времени на чьей-либо стороне. Это проявилось в отсутствии поддержки акта Кубанской краевой войсковой Рады от 16 февраля 1918 года, провозгласившего независимость Кубани.

Момент истины произошел в марте! Вот она, истинная русская весна, абсолютно противоположная событиям весны 2014г. После занятия большевиками в начале марта Екатеринодара, правительство Кубани заключает так называемый «Ново-Дмитриевский договор» (по названию станицы, у которой он был подписан).

Добровольческие части и отряд Кубанской Рады, подконтрольные правительству молодой республики, присоединились к войскам генерала Лавра Корнилова. Вот оно — настоящее русское национальное единство. Общий враг заставил объединяться разночинных русских людей, не желавших мириться с конфискацией земель, разжиганием сословной розни, мародерством и грабежами красноармейцев. С этого объединения началось восстание Кубанского края против Советской Власти.

В этот момент кубанская администрация начинает одновременно вести переговоры об объединении с двумя правительствами — украинским и донским. В какой-то степени Кубань стала разменной монетой для этих государственных образований, но, тем не менее, заключенный договор с Украинской Державой о поставках вооружений помог в очистке Кубани от красных к лету 1918 года.

С этого же момента на Кубани начинают складываться элементы государственности. Высшими органами власти стали Кубанская краевая рада и Кубанская законодательная рада. Созданы все условия для парламентской республики. Сразу же появились две «партии»: фактически — два клана, претендующих на взятие всей полноты власти в Кубанском Крае в свои руки.

Такими «партиями» стали представители черноморских и линейных казаков. «Черноморцы» являлись прямыми потомками запорожских казаков, а поэтому выступали за укрепление связей в первую очередь с такой же молодой, как и Народная Республика на Кубани, Украиной. Вторые же опирались, в первую очередь, на армии Деникина и Краснова. К слову, и здесь определяющую роль сыграло происхождение этой части кубанского казачества — «линейцы» имели родственные связи с казаками донских и волжских земель.

Однако, несмотря на разного рода политические игры и интриги в борьбе за власть, «черноморцы» и «линейцы» договаривались между собой на протяжении небольшой истории этого государства, предварительно поделив сферы влияния — первые получили доступ к экономическим ресурсам, вторые — поддержку офицеров царской армии.

Но концентрация экономических механизмов в руках одного из кланов даже сыграла в какой-то степени на руку правительству — экономика Народной Республики процветала, если так можно выразиться, рассматривая период Гражданской Войны.

В регионе находилось множество околокредитных, потребительских и ссудно-сберегательных учреждений с общим оборотом в сотни миллионов рублей. Несмотря на сокращение посевных площадей по сравнению с 1914, наличие большого количества фермерских и кооперативных хозяйств (прозванных позже «кулаческими») компенсировала данную проблему. По сравнению с другими регионами России, охваченными Гражданской Войной, Кубань стала в какой-то степени страной Эльдорадо, хоть и ненадолго.

Однако, недальновидность Деникина, породившая раскол на «черноморцев» и «линейцев» в политической элите Республики, привела к массовым дезертирствам кубанцев из ВСЮР (В 1919 года их было более 60%, в начале 1920 — всего 10%) и предопределила исход войны в данном театре военных действий.

Отметим, что за 2 года существования Кубанской Народной Республики, ее независимость признали Украина, Германия, Турция, Грузия, а также меджлис так называемой Горской Республики. Более того, когда это интересное с исторической точки зрения государство доживало свои последние дни, на международном уровне всерьез обсуждался вопрос о принятии Кубани в Лигу Наций.

Вот такое зеркало истории — Кубань могла стать воплощением врангелевской идеи о второй России, альтернативной большевистской, и имела к этому все шансы. Чего не скажешь о «народных республиках» Юго-Востока Украины…

P.S. Исторический предок проекта \»Новороссия\» — Донецко-Криворожская Республика, к которой нередко отсылают нас лидеры сепаратистов Донбасса, была сформирована по указке из Москвы и тоже была «народной», как ЛНР и ДНР, но просуществовала всего 2 месяца. А Кубанская Народная Республика — почти всю Гражданскую Войну. История циклична. Делайте выводы.

Александр Волошин, опубликовано в издании  Петр и Мазепа