Экс-депутат Госдумы, председатель партии \»Западный выбор\» Константин Боровой считает, что теракты в Париже – это очередная спецоперация Кремля с целью радикализировать ситуацию во Франции и Европе, чтобы помочь правым националистам.

Об этом он рассказал в интервью интернет-изданию Гордон.

\»Когда в 2010-м под Смоленском упал самолет, в котором летел президент Польши Лех Качиньский, и Валерия Новодворская сказала мне, что сработала спецоперация, сознаюсь, я был озадачен. Мне казалось это конспирологическим предположением. Но у нее на этот счет даже сомнений не было. Теперь же, после падения малайзийского Boeing и разных других провокаций, я уже понимаю, что, вероятнее всего, так и было.

Точно так же у меня нет сомнений и по поводу терактов в Париже. Известно, что Марин Ле Пен, лидер французской правой националистической политической партии \»Национальный фронт\», получила на свою предвыборную кампанию огромные деньги через кредит, срок возврата которого не фиксируется, а значит, просто отсутствует. Это одна из многих схем, используемая Кремлем для финансирования, позволяющая передавать большие суммы и при этом не платить налоги.

Теракт в Париже – это, безусловно, попытка радикализировать ситуацию в Европе, чтобы помочь правым националистам, а также отомстить Франции за отказ поставлять в Россию военные вертолеты \»Мистраль\». Но главная причина все-таки в том, чтобы нанести существенный ущерб стабильности в Европе. Путин хотел доказать сам себе, что влияет на международную политическую ситуацию. Ведь он сегодня остался в изоляции и противостоит всему европейскому сообществу. И это очень опасно.\», — утверждает политик.

\»Это стиль Путина – формально, так сказать, перенести ситуацию из плоскости терроризма России в плоскость борьбы с террористической деятельностью уже еле живой \»Аль-Каиды\». В 1999-м я вез в Америку информацию для ФБР о деятельности \»Аль-Каиды\» против Соединенных Штатов. Помимо предупреждений о возможных терактах, в этой информации содержались совершенно очевидные данные о тесном сотрудничестве российских спецслужб с Усамой Бен Ладеном. Правда, США не обратили на нее должного внимания. А утечка была не раз, но США в то время не были заинтересованы в конфронтации. Готовилась идея перезагрузки (или \»перегрузки\», как смешно назвала ее Хиллари Клинтон). Насколько я знаю, американцы были в курсе того, что российский спецназ очень активно действовал в Ираке, но тоже не развивали эту тему по политическим причинам\» — уверен Боровой.