Эксперты рассказали \»Главреду\», насколько полезен план Джорджа Сороса для Украины.

Известный финансист Джордж Сорос предложил свой рецепт спасения Украины. При этом он отметил, что санкции Запада против России ударили по ней гораздо сильнее, чем кто-либо мог предположить, прежде всего, из-за стремительного падения цен на нефть. И усиление санкций, по мнению Сороса, может привести к дефолту России, который повлечет нежелательные последствия и для еврозоны. Потому финансист призывал не повышать уровень давления на Россию, а повысить уровень помощи Украине, поскольку на данный момент эта помощь недостаточна.

Так, Сорос предложил несколько источников помощи Украине.

1. Самым мощным инструментом было бы разблокирование нераспределенных средств двух европейских фондов помощи, которые сейчас могут получать исключительно страны-члены ЕС. Сорос предлагает кредитовать из них Украину.

2. Увеличить кредитную линию МВФ на 13 млрд долл., а программа должна быть преобразована из текущего формата на более долгосрочный.

3. Линия, выделенная Украине Европейским инвестиционным банком, должна составить не менее 10 млрд долл.

4. Долгосрочные кредитные линии от Всемирного банка и ЕБРР на сумму около 5 млрд долл.

5. Реструктуризация госдолга Украины.

6. Реструктуризация или помощь в выплате российских бондов на сумму 3 млрд долл., полученных Киевом во времена Януковича.

Экономисты поделились с \»Главредом\» своими оценками предложенного Соросом рецепта помощи Украины, рассказали, при каких условиях она будет действительно эффективной, а также пойдут ли европейцы на столь щедрую помощь.

Президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило:

Позиция Сороса относительно того, что Запад должен не вводить дополнительные санкции против России, а повышать уровень помощи Украине, на мой взгляд, является корректной. Ведь если негативные процессы в России перейдут в необратимую фазу и начнется ее разрушение, это будет очень опасно и для Украины, и для Европы. Слишком большой потенциал у России, и его бесконтрольное разрушение приведет к высвобождению колоссального количества энергии, которая крайне негативно отразится на стабильности регионов, в том числе и Украины. Так что эта позиция корректна, если отталкиваться от долгосрочных ориентиров общемировой стабильности.

Безусловно, предложенная Соросом программа привлекательна для Украины, потому что это – \»золотой дождь\», который должен пролиться на нее и дать свои результаты. Однако речь идет не только о том, насколько нам этот план нравится, но и о том, насколько на это готовы пойти доноры. Сорос готов способствовать хорошей конкуренции доноров, о чем говорилось еще в феврале. Это полдела.

Другая половина дела – это то, что должна сделать Украина. А она должна не только сформулировать последовательную и внятную программу реформирования экономики и общества (декоррумпизации и демократизации общества, внедрения прозрачных рыночных отношений, конкуренции и т.д.), но и продемонстрировать реальные шаги по выполнению этой программы. Ведь доноры не будут давать деньги просто потому, что Украина такая красивая, или просто потому, что они хотят насолить России. Они будут помогать только в том случае, если увидят, что эти деньги не будут проедены или вывезены назад в виде непрозрачных средств на Запад или в какие-то третьи страны. Они должны увидеть, что эти деньги будут реализовываться на территории Украины.

Сорос также отмечает, что этот план может служить стимулом для развития европейской экономики, которая сегодня нуждается в таких стимулах. Это тоже большой позитив. Уже неоднократно говорились о том, что пока Европа не увидит в Украине преимущество для себя и своего развития, она не будет иметь дел с нами, а будет воспринимать Украину как придаток России и нежелательное препятствие на пути к тому, чтобы отношения с Россией были прежними. Хотя так уже не будет, и Сорос об этом говорит. Потому очень важно, что сейчас прозвучал месседж относительно заинтересованности Европы в нормализации ситуации в Украине и реальной интеграции Украины в Европу.

Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко:

У Украины сегодня две большие проблемы. Первая – нам действительно не хватает денежных ресурсов, чтобы пережить 2015 год. Согласно существующей программе сотрудничества с МВФ, максимальное финансирование в этом году составит около 10 млрд долл. Однако нам нужно в этом году около 25 млрд: 10 млрд Украина должна выплатить по своим суверенным и квазисуверенным долгам, около 4 млрд – дефицит счета текущих операций, и не забывайте, что у украинского частного сектора находится порядка 100 млрд внешнего долга, и часть из этих денег нужно будет отдавать в 2015 году (10-12 млрд долл.). Так что необходимо искать дополнительные источники финансирования – очевидна.

Первый вариант – это закрытие существующей программы МВФ и открытие новой на гораздо больший объем, дающий возможность получить в течение 2015 года финансирование, как минимум, в размере 20 млрд долл. Сделать это в рамках нынешней программы нельзя.

Второй возможный вариант – сохранить существующую программу МВФ, но при этом параллельно вкачивать в Украину финансовые ресурсы со стороны ЕС и международных финансовых институтов (ЕБРР, Европейского инвестиционного банка, Мирового банка и т.д.). Плюс – можно пользоваться денежными ресурсами индивидуальных стран, к примеру, США, Германии или Японии.

Полученные полмиллиарда долларов от Германии 7 января – очень незначительная сумма в рамках общей потребности Украины. Но это значит, что другие страны тоже должны присоединиться; эту договоренность с немцами можно рассматривать, как начальную инвестицию – должен был кто-то начать первым.

Но не стоит рассчитывать, что ЕС будет активно выделять деньги Украине. Поэтому более реальный путь – закрытие существующей программы с МВФ и открытие новой программы, а также резкое увеличение финансирования по линии Мирового банка, ЕБРР и т.д.

Вторая проблема Украины – отсутствие реформ. Это точно не способствует улучшению финансового состояния Украины. Можно попытаться найти финансовый ресурс для Украины, пережить 2015 год, но нет никаких гарантий, что после 2015-го, если страна не запустит маховик реформ, подобная ситуация не повторится в 2016-м. Поэтому опасения всех международных структур достаточно обоснованы. Речь идет о том, что нас могут поддержать, но при этом надо запускать реформы.

Сорос поднимает правильный вопрос о 3 млрд долл., которые Украина должна вернуть России в декабре 2015 года. Это – фактор риска для Украины, потому что, скорее всего, россияне попросят эту сумму к выплате раньше оговоренного периода, не исключаю, что уже в конце января или начале февраля. Эти 3 млрд долл. на фоне обмельчавших золотовалютных резервов (около 8 млрд) – весьма внушительная сумма, выплата которой приведет к еще большему обмельчанию ЗВР, а это повлечет дополнительные риски для украинской экономики. Поэтому нам надо искать финансирование.

Но, повторюсь, само по себе финансирование не решает глобальные проблемы экономики страны, если не будут проводиться высокоскоростные экономические реформы.

Не лишена смысла идея Сороса о реструктуризации долгов. Но нужно понимать, что нельзя реструктуризировать весь наш долг – можно попытаться реструктуризировать тот долг, который находится на руках в виде европейских бондов, то есть продлить срок их обращения и отложить их выплаты. Но это сделать не так просто и не так быстро. И в этом Украине нужна будет помощь международных финансовых институтов. Реструктуризировать этот долг непросто, поскольку он находится в частных руках, потому с кредиторами нужно договариваться, уговаривать их, а не давить на них.

Но реструктуризация долга будет автоматически означать, что мы объявили технический дефолт по этим долговым распискам. Тогда важно для страны и проведение реформ, и резкое снижение дефицита госбюджета. Для осуществления плана Сороса, возможно, меры экономии должны быть гораздо более жесткими, чем сейчас, и скорость проведения реформ, борьбы с коррупцией должна быть более высокой. К слову, у нас борьба с коррупцией не совсем правильно понимается. Когда иностранцы говорят о борьбе с коррупцией в Украине, они имеют в виду, прежде всего, прекращение разворовывания госбюджета. А он разворовывается через систему постоянных дотаций НАК \»Нафтогаза\», непрозрачную систему госзакупок и т.д. То есть речь не идет о низшем уровне – врачах и учителях, речь идет обо всем, что касается государственного бюджета на высоком уровне.

Президент Центра рыночных реформ, экс-министр экономики Украины Владимир Лановой:

Хорошо, что господин Сорос переживает об украинских проблемах и может оценить недостаток средств на 2015 год. На данный момент Украине планируется выдавать валютные кредиты под конкретные платежи, а не для поддержки внутреннего курса. Это делается, чтобы Украина не объявила дефолт. А он в условиях падения экономики, девальвации денежной единицы и ненормальных процентных ставок абсолютно реален для Украины. Возможно, после слов Сороса в мире несколько успокоятся кредиторы: потому что недавно процентные ставки по облигациям украинского государства, ранее выпущенные в оборот на зарубежных рынках, достигли показателя более 30% – это просто сумасшедшие показатели. Это говорит о том, что никто не хочет покупать наши облигации, поэтому предлагаются сумасшедшие проценты – лишь бы кто-то купил. В Украине кризисная преддефолтная ситуация, можно так оценивать обеспокоенность Сороса.

Насколько действенным будет такого рода план, будет зависеть от украинского правительства, которое пока что не особо демонстрирует эффективность. Поэтому на данный момент все выглядит как забота родителя о маленьком ребенке, нежели партнерские отношения.

Насколько европейские страны могут поддержать план Сороса? В мире все связано. Сейчас происходит девальвация евро относительно доллара, и это на руку европейским странам, поскольку усиливает возможности экспорта из Европы и укрепляет внутреннее производство. Страны ЕС сейчас переживают кризис, поэтому есть общие действия и согласованности разного рода. Дальше будет общая зона свободной торговли США и ЕС. Так что, думаю, будут прислушиваться. Не говорю, что этот план стопроцентно будет выполнен, но такое мнение не останется без внимания.

Что касается предложения Сороса не усиливать санкции против России, думаю, в этом слабинка позиции известного мецената и финансиста. За этим просматриваются какие-то расчеты: инвестиции США в российский сырьевой комплекс очень мощные, и никому не хочется терять деньги в глобальном перераспределении кредитов и долгов. Мне кажется, что это Россия даже использует. Например, любые транши в Украину почему-то быстро попадают в Россию, как это было в сентябре, когда она подняла счета по оплате за газ, неоплаченный весной, предъявила, и еще потребовала наперед, и только после того пообещала дать газ в Украину. Так что тут ситуация непростая, за этим стоят определенные интересы, при этом украинские интересы в большинстве не учитываются. То есть глобальные процессы перераспределения капиталов идут, а Украина в этом выглядит как простой элемент.

Надежда Майная

Источник: Главред