\"Нефть\"Цены на нефть рухнули, и теперь мир вряд ли решится оставить большую часть резервов нефти и газа под землей.

Я собирался написать колонку, которая начиналась бы со слов «в истории реакции мира на климатические изменения этот год запомнится тем, что баланс между действием и отрицанием склонился в сторону действия. Все это благодаря комбинации четырех могущественных сил: засуха в бразильском Сан-Паулу, обращение Китая и США к «зеленым» источникам энергии, удешевлению солнечных батарей и решению Google и Apple заняться вопросами энергоэффективности, пишет Томас Фридман для NY Times, передает Новое время.

Но прежде чем я успел сесть за текст, мировые цены на нефть пробили дно, а специалист по энергетике Фил Верлегер написал мне: «технология гидроразрыва – это прорыв, сравнимый с изобретением компьютера. Поставщики дешевой нефти, в первую очередь – Саудовская Аравия – ответят на эту угрозу новым понижением цен». Очевидно, они рассчитывают на то, что из-за этого гидроразрыв станет нерентабельным и хотя бы часть американцев выйдет из игры. В то же время, добавил он, удешевление нефти помешает распространению более энергоэкономичных, экологически безопасных автомобилей и замедлит переход к менее вредным источникам энергии – солнечной и ветровой.

Что ж, придется изменить вступление. В истории реакции мира на климатические изменения этот год запомнится тем, что баланс между действием и отрицанием едва не склонился в сторону действия. Увы, мировые цены на сырую нефть рухнули, и теперь маловероятно, что мир решится на то, о необходимости чего уже давно твердит Международное энергетическое агентство: оставить большую часть резервов нефти и газа под землей. Агентство предупреждало, что «к 2050 году мы должны потребить не больше 1/3 подтвержденных резервов ископаемых источников топлива. В противном случае мы превысим двухградусный лимит повышения среднегодовой температуры, который, по убеждению ученых, приведет к таянию льдов, повышению уровня моря и другим серьезным климатическим проблемам».

Если потребление нефти и газа не сократится, к 2050 году нас ждет таяние льдов, повышение уровня моря и не менее серьезные климатические проблемы

Технологический прогресс – вещь жестокая. Новаторы, создавшие солнечные батареи, научившиеся использовать энергию ветра и придумавшие источники тепла настолько мощные, что они могут соперничать с нефтью и газом – это те же люди, которые научили нас добывать нефть и газ из мест, которые раньше казались нам совершенно недоступными и по ценам, которые раньше показались бы смешными.

Возможно, я приду и к третьему вступлению. Чтобы он стал реальностью, нужно немного – всего лишь правильно выраженная политическая воля. Каким образом это возможно?

Вернемся к первому моему вступлению. Причина, по которой я решил, что мы, наконец, готовы действовать – новости наподобие вот этих: «В крупнейшем городе Бразилии наступила серьезнейшая засуха за последние годы». Когда 20-милионный регион остается без воды из-за уничтожения лесов и водоемов, отрицание – не выход.

Затем стало известно, что Барак Обама и Си Цзиньпин подписали договор, согласно которому к 2025 году США сократят выбросы углеродов на 26-28% по сравнению с уровнем 2005 года, а Китай уменьшит свои выбросы к 2030. Кроме того, Китай согласился к тому же времени наладить производство 800-1000 гигаватт чистой энергии – это почти столько же возобновляемой энергии, сколько сегодня производится во всей Америке.

В прошлом феврале Google приобрела компанию Nest за $3,2 млрд. Nest занимается тем, что производит «умные» термостаты, которые помогают владельцам экономить деньги, автоматически регулируя работу их кондиционеров и настраивая оптимальный уровень температуры в жилищах. В то же время Apple объявила о работе над  Apple HomeKit, который позволит владельцам регулировать температуру в доме при помощи iPhone. Когда Apple и Google начинают соревноваться, кто из них энергоэффективней, это знак серьезных позитивных изменений.

Но вдруг Верлегер прав, и технология гидроразрыва позволит насытить мир дешевой нефтью, что помешает сократить выбросы углерода? Выход из сложившейся ситуации только один. Нужно принять непростое политическое решение, которое гарантирует нашим детям и нашей стране достойное будущее: повысить налог на бензин.

«Американские дороги разрушаются, — утверждает Верлегер. – Инфраструктура приходит в негодность. На наши железные дороги смотреть страшно». В то же время цены на бензин приближаются к $2,50 за галлон (3,78 литра – НВ), а это самая низкая цена с 2009 года. Люди активно приобретают автомобили. Очевидное решение, по мнению Верлегера, – поднять цену хотя бы до $3,50 и позволить Европе сделать то же самое. Это позволит поднять миллиарды, которые можно будет потратить на восстановление инфраструктуры. Налог в $1 с галлона даст новый толчок американской экономике – и европейской тоже.

Так что этот год может стать поворотным в истории борьбы с климатическими изменениями и восстановлением Америки, и нашим лидерам решать, станет ли он таким.

Пише: Томас Фридман