Таким образом, через 4 месяца после Минского соглашения Кремль оказался перед неприятными для себя фактами, — пишет блогер npubop.

Первый. Новороссия не получается, сколько в нее денег не вливай, а «новороссы» лишь кричат, что их сливают и недоливают. Новороссия из мифа становится реальной «черной дырой», имеющей тенденцию к выделению из себя дырочек-республичек с требованием отдельного финансирования. Если каждый сельсовет и дальше продолжит объявлять себя правительством новой республики и требовать денег у Москвы на открытие посольства в Абхазии, то бюджет РФ навернется и без американских санкций.

Второй. Силовая мобилизация не проходит, а армия из жителей Донбасса получается крестьянская: на Киев идти не хочет, согласна лишь стоять на блокпосте возле дома и за зарплату военного времени. Иначе и на блокпосте стоять не будет. Генералы это Путину к 1 января растолковали, и он издал указ о порядке зачисления в армию РФ иностранцев ‒ жителей Донбасса. Из-за одиночных сербов, скучающих без войны, «император» такие указы не издает.

Третий. «Ополчения» ДНР/ЛНР проделали эволюционный путь донецких «бригад» 1990-ых, но быстрее, так как у них в руках были автоматы, а не биты. Теперь эти «новые донецкие» хотят сами собирать дань с ларьков и решать вопросы, а заодно крышивать «старых донецких». Ландиков они уже удали с кормового поля, Ахметова «подвинули», но обещают крышу, если будет делиться и слать гуманитарку. От таких успехов у «новых донецких» открылся вкус к «красивой жизни», шампанскому и креветкам, завоз которых в Донецк осенью вырос. Это в окрестностях Донецка драки за гуманитарку из РФ, а в самом Донецке пиво с креветками для «ополчения» ‒ вкусно и демократично. К досаде Кремля «новые донецкие» больше хотят закрепить этот статус и креветки к нему, чем наступать. Водить за бабки и бухло Пореченкова и москалей пострелять, ‒ это одно, а наступать ‒ другое.

Четвертый. Самый ужасный для Кремля факт: с «новыми донецкими» надо срочно что-то делать, а то договорятся с «Укропией». Опыт «красных» на Украине подсказывает: брать на службу, а потом ликвидировать как Махно, Боженко, Щорса, Григорьева, Котовского или Мишку-Япончика. Потому и издан указ о принятии иностранцев в армию РФ.

Пятый. Укры за 4 месяца окружили занятую москалями часть Донбасса минами и пушками, а не колючей проволокой, как в сердцах сказала Тимошенко в 2005 г. Прорвать это ограждение будет сложно. Но что обидней всего Кремлю: жители Донбасса оказались не русскими людьми, которых куда пошлешь, туда и идут, а хитрыми хохлами, которые без креветок за империю воевать не хотят, чем срывают стандартный имперский план войны силами разделенных туземцев.

Итог четырех месяцев перемирия для Кремля. Создать большую и боеспособную армию из жителей Донбасса, которым отводилась роль пехоты при российских танкистах и артиллеристах, не удалось. Указ Путина о зачислении иностранцев в армию РФ ‒ новая попытка ее создать, но в Генштабе понимают: рассчитывать можно только на российские оккупационные части, а потому наращивают их численность, маскируя под армию некой Новороссии, как японцы маскировались под армию своей Маньчжоу-Го.

С политическим оформлением этой Манчжурии в Украине тоже проблемы, из-за чего рассматривается ряд вариантов, в том числе возврат Януковича, несущего «стабильность и покращення» на российских танках, подобно императору Пу И, несшему их на японских Китаю. Но с российской армией тоже проблемы ‒ ее нельзя увеличивать на Донбассе до бесконечности, и она уже требует ротации, которая идет. Ротация ‒ это отпускники и тут только полный дебил или ханжа в России может утверждать, что армии Путина в Украине нет. Вдобавок, оккупационную российскую армию на Донбассе надо чем-то занять, иначе она разложится, подобно французским и греческим интервентам в Одессе в 1918-1919 гг. Поэтому, чтобы не скучать и не разложиться, российская армия в «перемирие» штурмует Донецкий аэропорт, обстреливает Пески, Дебальцево, Станично-Луганский район и т.д.

Так Кремль оказался на Донбассе в полном тупике: наступать хочется, но не можется. Через год после начала Украинской революции у Путина уже нет никакого плана: что делать дальше, и приходится действовать по ситуации, а она складывается не в его пользу. Если российские вояки при своей «учебно-боевой» стрельбе еще и попадут по бойцам украинско-литовско-польской бригады и будут погибшие, то это можно будет считать объявлением Россией войны НАТО. Тогда уже НАТО будет вправе решать, как, где и чем ответить Кремлю. Война, начатая Россией, угрожает вернуться в нее как бумеранг.