Россия остается ядерной сверхдержавой и самой большой страной в мире по территории, но если существующие тенденции сохранятся, население России сократится до 100-107 млн. до 2050 года, хотя стране и так уже не хватает населения, чтобы эксплуатировать свои ресурсы и увеличить производство, в то время как продолжается подъем Китая, Индии, Индонезии, Бразилии, Нигерии и других стран с более крупными и быстрее растущими населениями и более динамичными экономиками, — пишет Йен Прайд — Основатель и Генеральный директор, Eurasia Strategy & Communications . В результате Россия, в относительном выражении, уступит другим странам и отойдет в сторону от международных дел в ближайшие десятилетия, так как ее экономический рост будет ниже, чем среднемировой.

Единственным «правильным» решением Москвы остается модернизация, а не расширение территории, состоящей из бедных и отсталых регионов, таких как Крым или Восточная Украина, которые требуют огромных инвестиций и субсидий, и сопряжены с огромными упущенными возможностями. Удивительно, что российская элита, по-видимому, считала, что она может это все себе позволить,

До сих пор Россия всегда искала модернизацию на Западе, но игнорирует советы Запада на протяжении веков, в то же время пытаясь его догнать – всегда безуспешно из-за настроенности своих правителей на империю и самодержавие.

Если говорить коротко, как отмечает профессор Розефилд, Россия модернизировалась, но не вестернизировалась. Многие российские и западные аналитики утверждают, что Путин не только сделал неэффективными и без того шаткие российские институты, такие как политические партии, парламент и судебная система, но и достиг беспрецедентной концентрации власти в собственных руках, с тем, чем это грозит для пост-путинского периода, когда бы он не начался.

Россия по-прежнему совершенно не понимает безмерно превосходящую гибкость и устойчивость западных экономик и демократий по сравнению с другими видами политического строя, как объяснили Адам Смит, Алексис де Токвиль, Карл Поппер и многие другие. Их способность к самокоррекции абсолютно контрастирует с закостенелостью авторитарного режима, совершающего одни и те же ошибки снова и снова. Неспособность России воспроизвести устойчивый качественный рост по крайней мере с 1913 года – тому подтверждение.

Если бы в 1990-ом или 2000-ом годах Россия приняла бы однозначное решение присоединиться к западному клубу – с большим отрывом являющейся самой богатой, здоровой и безопасной группой стран в мировой истории, несмотря на свои нынешние проблемы – она могла бы не только модернизировать, но и вестернизировать свое общество, промышленность, науку и технологию, увеличить экспорт и поставить свой рост на более устойчивую основу и, наконец, покончить со своей параноидальной заботой о безопасности, так как либеральные демократии не воюют друг с другом.

Короче говоря, она могла бы способствовать созданию того, к чему призывал раньше Анатолий Чубайс – «либеральной империи» опоясывающей Северное полушарие, хотя даже в этом случае Россия просто не может отказаться от своего имперского мышления.

Вместо этого Россия предпочитает провальную политику последних 300 лет и связанную с ней относительную бедность. Поэтому Москва в настоящее время меняет вектор в сторону Азии, но ее украинская политика сделала ее заложником своего бывшего ученика, Китая – гораздо более динамичную страну с гораздо большим имперским высокомерием, чем сама Россия. Но этот разворот скорее всего закончился, так и не начавшись. Независимые эксперты в области российской энергетики говорят, что Китай не нуждается в российским газе, даже по цене ниже себестоимости и, как признал недавно Герман Греф, азиаты также не выстраиваются в очередь, чтобы инвестировать в Россию.

Ian Pryde, Founder and CEO, Eurasia Strategy & Communications
Suzanne Stafford, Senior Advisor, Eurasia Strategy & Communications

Йен Прайд — Основатель и Генеральный директор, Eurasia Strategy & Communications
Сюзанн Стаффорд — Старший советник по стратегии Eurasia Strategy & Communications

Источник: Фейсбук Славы Рабиновича