История имеет свойство повторяться — один раз как трагедия, другой раз как фарс. Несмотря на свою избитость это высказывание является лучшим из возможных комментариев к событиям новогодних праздников в «ЛНР», а именно к бандитскому уничтожению бандита Александра Беднова (он же «Бэтмен»). Судьба этого персонажа стала второй ласточкой возможных вариантов «карьеры» «ополченцев первой волны» — тех, кто пришел в Украину по собственному желанию, а не по приказу командира, — людей наполненных бредовыми, но все же идеями. Первый вариант показал Игорь Гиркин — тихое возвращение в Россию и жизнь в забвении и вечном молчании.

Историческая ирония произошедшего в том, что почти ровно 100 лет назад на той же самой территории (вот хочешь — не хочешь в мистику поверишь) произошла примерно та же история, правда гораздо более кровавая и трагичная. Тогда, большевики разделались с крестьянской повстанческой армией батьки Махно.

В начале гражданской войны, чтобы выжить, правительству Ленина нужно было поддерживать мир с немцами, с которым тогда шли мирные переговоры. С другой стороны для получения доступа к хлебным ресурсам Украины страну требовалось расколоть огнем восстания. Поэтому большевистское правительство снабжало украинские повстанческие отряды оружием и командирами, при этом до поры до времени отрицая свою принадлежность к ним. Только после поражения Германской империи в Первой мировой войне и выхода немцев с территории Украины, большевики преступили к централизованному наступлению. И то, формально войну украинской Директории объявила только что созданная Украинская народная республика, которую ленинское правительство именовало самостоятельным государством. Когда 3 января 1919 года большевиками был взят Харьков, на запрос украинского правительства в чем причина вторжения Красной армии, народный комиссар иностранных дел Борис Чичерин отвечал, что наступают не регулярные красные части, но украинские партизаны. Потом в 1920 году махновцы будут использованы для разгрома армии генерала Врангеля в Крыму, в котором они сыграли решающую роль. Награда была соответствующей — на выходе из Крыма махновцы были вырезаны из засады Красной армией.

Тактика Москвы, как очевидно за прошедшие годы не изменилась. Снова Донбасс, снова «ополченцы» (правда в 1918-1921 эти слова можно было писать без кавычек, так как махновцев действительно поддерживало крестьянство), снова «бандиты». Бывшие ударные силы становятся «попутчиками революции» или «Новороссии», поскольку в глазах московского руководства совершают тягчайшее преступление — самостоятельность в мышлении и действиях. Идеал Москвы — солдат-раб, который воюет в реальном мире, а умирает в виртуальном, ведь «российских солдат в Украине нет». Вот и вся «Новороссия».

Что делать Украине в сложившейся ситуации? Тоже самое, что она должна была делать до этого. Отключение Донбасса от своих ресурсов, до полного осознания на этой территории позиций «друг-враг». Враг Украины, и что самое главное даже Луганска и Донецка — Москва. Для Владимира Путина эта территория и ее жителя — мясо в геополитической игре, никакой «воли и справедливости» Кремль не несет никому в принципе. Бороться с ним — значит не играть по его правилам и не вестись на его уловки. Пока большинство украинского населения и политиков напоминает жертв преступника со Стокгольмским синдромом. Она продолжает действовать с надеждой на диалог с принципиально недоговороспособным агрессором в надежде избежать принятия ответственности за свою судьбу. При этом забывается, что интересы путинского режима и украинской нации экзистенциально противоречивы (либо его нет, либо их нет).

Автор: Павел Горский

Источник: \»Хвиля\»