Кризис путинского режима состоит, прежде всего, в том, что они что-то могут только в условиях халявы, утверждает Георгий Сатаров в своей статье в \»ЕЖ\» .

Конец денег — конец лояльности исполнителей. Ведь главная цель Путина — спасти свои активы и, что эквивалентно, активы своих друзей. Конец халявы — нельзя перекредитовываться. А они по уши в корпоративных долгах. Поэтому население денег не дождется. В высшем образовании уже началось: финансирование срезано почти на полтриллиона рублей. Потом настанет черед более важных государственных расходов — зарплат исполнителям (суды, полиция, прокуратура и т.п.). Им уж не будут срезать зарплату. Просто не будут повышать. Но, и это забавно, взорваться все может и до этого.

Впрочем, надо различать: крах Путина и крах его режима. Довольно тривиально констатировать, что 2014 год — последний год российской халявы. Этот страшный облом, подготовленный самим Путиным, приведет к ситуации, в которой 2015 год может оказаться последним годом Путина у власти. Самый вероятный сценарий: его сдадут свои, чтобы хоть как-то сохранить режим. А вот дальше начинаются богатые развилки, точки бифуркации, как говорят специалисты по нелинейной динамике. Но это уже предмет для серьезного посленовогоднего разговора. А теперь нечто вроде тоста.

Сейчас многие говорят: «Давно пора линять!». Не суетитесь: либо режим, либо страна слиняют от вас быстрее, чем вы от нее, — уверен Сатаров.