Стратегический кризис, потеря управляемости – так оценивает события 2014 года в России политолог Глеб Павловский, который в свое время работал на кремлевскую администрацию, а теперь критикует ее действия  в интервью на Радио Свобода.

Павловский прогнозирует, что 2015 год будет в России еще более конфликтным, и, сравнивая нынешнюю ситуацию с гражданским подъемом трехлетней давности, констатирует, что политика в стране разрушена, в обществе создан глубокий раскол:

Система, которая возникла в эти 15 лет, в основе имела решение задачи, которая была общей – создать консенсус по поводу нового государства, консенсус, которого не добился Ельцин. Ушел он именно потому, что этого не добился, будучи никем не поддержан, кроме группки вокруг него.

Путин решил эту проблему, решил давно, но после того, как он ее решил, после того, как люди перестали жить в каком-то вечно разрушенном Советском Союзе и признали новое государство, команде Кремля захотелось дальше управлять прежними средствами. Здесь уже нечем похвалиться, потому что я, безусловно, был среди тех, кто отчасти самообманывался, а отчасти обманывал других, потому что мы все уверяли, что идем не туда, куда мы сейчас пришли.

И сейчас Путина действительно несет волна, но это не значит, что есть смысл описывать все это в виде комикса, где за спиной Путина кроются какие-то мрачные злодеи или заговорщики. Все значительно проще. Это стратегический кризис, потеря управляемости. И собственно говоря, мы видели последствия этого только что – в связи с рублем.

Это был именно кризис системы, и он показал, что дальше она так работать не может. В частности, это система, в которой просто нет правительства. Звонками Кремля в Белый дом и Центробанк нельзя заменить правительство. Я думаю, это одна из первых задач, которые надо будет решать в следующем году, это создание дееспособного правительства. Это не вопрос персоналий. Кстати, я думаю, главная беда российской политики сейчас – это ее крайняя персонализованность. Все обсуждают одного человека, как будто он бог и у него есть решение или хотя бы постановки задач.

Да нет у него никаких решений, нет у него даже постановок задач, он просто человек, который растерялся. Он талантливый человек, способный, и, собственно говоря, у него все еще остается выбор – провести ревизию реальности, осознать, что происходит со страной, либо дальше погружаться в мир фантазий, и тогда он вообще в каком-то смысле исчезнет раньше, чем уйдет из Кремля, он просто перестанет что-либо значить. Это наиболее печальная и наиболее вероятная перспектива, чем какие-то перевороты, — утверждает Павловский.