Обычно самыми тяжелыми выдаются високосные годы. 2014-й год, не високосный, выдался таким, что любому високосному три раза фору даст. Пожалуй, это вообще самый тяжелый год молодого еще 21-го века.

Прежде всего, это небывало тяжелый, полный испытаний и утрат год для Украины. Начавшийся победой Майдана над бандой Януковича, он обернулся никем не ожидавшимся ударом в спину со стороны братской России, отторжением кусков ее территории, войной и разрухой в них.

Но тяжелым этот год был не только для Украины. Трудным он стал и для мирового сообщества, совершенно неожиданно – для него – столкнувшемся с претензиями на передел мироустройства, сложившегося после Второй мировой войны.

Но, собственно, тяжелым этот год стал и для самой России. Итоги года, триумфально начавшегося для России сочинской Олимпиадой, подвела сама жизнь полномасштабным экономическим кризисом. Причем, в конце года мы стали наблюдателями только его начала. Год закончился на самом интригующем месте – черным понедельником и черным вторником. Так заканчиваются серии в сериалах, на самом интересном. \»Продолжение следует\». Самое интересное, конечно, будет в 2015-м году.

Тут впору вспомнить вопрос, которым я постоянно задаюсь в последнее время: зачем все это Путину понадобилось, из почти равного партнера по G8 стать лидером, от которого все воротят нос, менее чем за год страну победившей Олимпиады опустить на положение страны-изгоя?

Лилия Шевцова очень точно подметила: \»Альтернатива Западу (т.е. коммунизм. – В. З.), потерпев поражение в холодной войне, научилась существовать, подрывая Запад изнутри и пользуясь его благами. И пожалуй, самым успешным представителем этой альтернативы стала российская правящая элита, которая через партнерство с либеральными демократиями сумела добиться большего, чем ее советский предшественник, конфронтируя с Западом\».

И вот, когда она всего этого добилась, \»внедрилась\», говоря на языке конспирологии Путина, в западный мир со всеми его благами, вот такое устроить? Поэтому, по-настоящему вопросом \»Зачем он все это натворил?\» должен бы был задаваться не я или кто-то еще, а прежде всего сам Путин. И кусать себе локти, и рвать на себе оставшиеся волосы в ужасе от того, чтó он натворил – по своей собственной инициативе, своими собственными руками.

Ей-богу, более всего Путин напоминает сейчас ту старуху из \»Сказки о рыбаке и рыбке\», которая не сумела вовремя остановиться в своих неуемных желаниях. Мало ей, что стала она царицей – захотела еще стать владычицей морскою, и чтоб рыбка золотая была у нее на посылках.

Мало Путину, что стал он, по сути, самодержцем всероссийским, нет – захотел он переустраивать мир по собственному желанию, и чтоб Ангела Меркель была у него на посылках.

Но мы же хорошо помним, чем закончилась сказка о золотой рыбке.

А Бараку Обаме, стало быть, в этом трио остается только роль Старика-тюфяка? И то верно – все надеялся (и рыбка Меркель тоже, все рассчитывала на особые отношения Германии с Россией) умилостивить Путина, сделать из него человека. И только на 15-м году поняли наконец-то, who is мистер Путин. Кто-то еще летом прозрел, после крушения малазийского \»Боинга\», а кто попозже, на саммите в Брисбене… Ничего не скажешь, сметливые ребята.

Для Украины, думается, самые тяжелые испытания уже в прошлом. А вот для России – все еще впереди.

Ничего не сказала Ангела Меркель… Точнее, сказала: \»Он неисправим\».

И ушла в глубокое море.

Вадим Зайдман