Беседовала со знакомой из Крыма. Она в полном ауте: у них в Коктебеле воды нет, света нет, тепла нет (отопление электрическое, отсюда «температура в квартире такая же, как в подъезде», «не могу согреть себе даже горячего чая»), денег нет («зависли на карточке»). На работе (она бюджетница) «работаем час-два, затем вырубают свет и исчезают все данные, что вносили», «что заплатят никто не знает», «цены растут», «новогодний корпоратив отменили».

Бравада исчезла окончательно, а от былого оптимизма не осталось следа. Говорит, что в доме холодно, на душе страшно и муторно. Претензии у нее… к Украине

— Зачем вы так с нами поступили? Мы разве не люди?
— Ты ничего не перепутала с претензиями по адресату? Сама же на референдуме голосовала «за Россию», паспорта получили с мужем российские, рассказывала «как хорошо заживем», «сколько денег Путин готов вложить в Крым», «какие в России зарплаты и пенсии»?
— Так мы голосовали, чтобы в «Крыму не было такой же бойни, как на Донбассе»
— Ты ничего не перепутала теперь в хронологии? Референдум в Крыму был 16 марта, а «заварушки» в Славянске, Горловке начались через месяц в апреле?
— Что же нам теперь делать?..

Процесс пошел, в голове у них «ура-патриотизм» сменился депрессией, а свет в конце тоннеля исчез, шлагбаум на границе с Украиной закрылся… тупик.

Ирина ЗУБЕНКО