Шовинистическое хвастовство Путина какое-то время скрывало исключительную непрочность его режима, по крайней мере, от некоторых. Но сейчас трещины становятся все заметнее. Непосредственной причиной являются западные санкции и снижение нефтяных цен, однако фундаментальные причины хрупкости и неустойчивости гораздо глубже.

Путин пришел к власти на волне обещаний, говоря о том, что можно править как Сталин, а жить как Абрамович. Такая схема жизни устраивала почти всех. Путин со своими дружками из КГБ сумел создать более мягкую версию авторитаризма, о которой они мечтали после распада Советского Союза.

Российская экономическая элита, включающая представителей путинской свиты из \»силовых министерств\» и тех олигархов ельцинской эпохи, которые разумно решили не конфликтовать с режимом, наслаждается огромным богатством. Благодаря росту цен на сырье стал богаче и российский городской средний класс.

И даже либеральная интеллигенция — единственная, кому не нравилась ее участь, тоже получила отдушину. В отличие от Советского Союза, \»управляемая демократия\» Путина разумно открыла границы, позволив потенциальным диссидентам устраивать себе жизнь в более благоприятных местах.

Те ястребы, которые сравнивают нынешнее противостояние Запада с холодной войной, а путинскую Россию со сталинским Советским Союзом, не улавливают исключительно циничный характер правящего режима.

Путин является самовластным руководителем, это несомненно. Но он руководит страной без господствующей идеологии и без сплоченной революционной партии. В его воззваниях к русскому национализму определенно присутствует дар красноречия, но это лишь популистская упаковка для системы, которую первый премьер-министр Путина, а теперь его оппонент Михаил Касьянов назвал «капитализмом для друзей».

Почти полтора десятка лет такой капитализм для друзей работал довольно неплохо. Настолько, что многих россиян удалось обмануть.

Весной один московский аналитик и один из самых эффективных путинских апологетов на Западе объяснил это следующим образом: мы теперь богаты, мы носим итальянские костюмы и швейцарские часы, и у нас больше нет комплекса неполноценности, когда заходит речь о Западе.

В таком объяснении игнорируется хрупкость экономики, лежащая в основе путинского авторитаризма в облегченном виде. Советские товарищи одевались не так изысканно, как путинские кореша, но они построили систему, которая, несмотря на все ее перегибы, была в основном самодостаточной.

А блатные капиталисты Путина обогатились, но сделали это за счет разграбления природных богатств России и кредитов, обеспеченных награбленным. В этом им помогли услужливые западные банки. Двойной удар от западных санкций и снижения нефтяных цен разрушил эту схему. Самый мощный ущерб носит внутренний характер. Клептократы России и верхушка ее среднего класса в путинскую эпоху благоденствовали, и те, кто получал наибольшую выгоду, не очень-то задумывались об источниках своего богатства.

Но сейчас всем им стало ясно, насколько непрочным был фундамент их обогащения. Националистическое бахвальство Путина не очень-то утешает всех тех россиян, которые за последние два десятилетия начали воспринимать как должное рост своего уровня жизни и интеграцию с Западом. Столь резкое падение рубля произошло отчасти из-за того, что эта группа людей, куда входит большинство самых богатых лидеров бизнеса, обналичивает свои активы, уходя из рублевой зоны.

В этом-то и заключается проблема капитализма для друзей — союзники у тебя при нем весьма непостоянные — как флюгеры. Их бегство вовсе не означает, что Путин полностью лишился когтей и зубов. Отчасти его привлекательность для клептократов заключается в том, что он, в отличие от политиков из лагеря либеральной интеллигенции, сумел создать образ человека, который нравится людям победнее и постарше, а также тем, кто живет за пределами крупных городов.

Поскольку экономические издержки от крымского гамбита Путина постоянно увеличиваются, он в новых условиях может перейти от клептократии к популистской автаркии. Такой отход в долгосрочной перспективе будет губительным в экономическом плане, однако в ближайшее время он может сделать Россию еще более агрессивной и непредсказуемой.

Так что Западу не время почивать на лаврах. Но в новых условиях довольно напряженных отношений с Москвой мы должны вынести один важных урок из экономической катастрофы последних нескольких недель: какие бы заявления ни звучали из Кремля, каковы бы ни были краткосрочные тактические цели Путина, мы имеем дело не с усиливающейся и сплоченной мировой державой.

Россия сегодня расколота и находится в упадке. Правильное сравнение это с эпохой холодной войны и со слабеющим Советским Союзом 1980-х годов.

Источник: \»The Financial Times\»