Новая военная доктрина Путина – это бюрократический документ, не стоит его значение преувеличивать, но по его формулировкам можно судить о настроениях высшего начальства в военной сфере.

По существу этот документ – пропагандистское размахивание кулаками и боеголовками, ругательства и проклятия по адресу Запада т.е. то, что ритуально происходит каждый день на российском телевидении.

Но в процессе его подготовки обсуждались и активно продвигались два нововведения. И обсуждались не кем-то с улицы, а секретарем Совбеза господином Патрушевым. Одна новация – объявить, наконец, нашим основным вероятным противником США.

До этого по форме не дошло, но фактически это было сделано. В перечислении военных опасностей и угроз России (они в доктрине идут по пунктикам в соответствии с буковками русского алфавита) так называемый терроризм, с которым мы последние десятилетия боролись, начинается с буковки \»к\». А вот от \»а\» до \»и\» все связано с теми, кого там так и не назвали основным вероятным противником, но, кто, тем не менее, все эти угрозы осуществляет. И агрессивный блок НАТО, нарушающий международное право и расширяющийся на Восток, и планы по развитию системы ПРО, и маневры вблизи наших границ. От \»а\» до \»и\» – Запад враг. Плюс еще территориальные претензии агрессоров к России. На Крым, видимо.

Это все вполне укладывается в ту концепцию Четвертой мировой войны между русским миром и англосаксонским, которая идет на территории Украины. Нам все время объясняют: не с Украиной же какой-то жалкой мы воюем, мы воюем с США или – берите выше – со всем англосаксонским миром. Вот именно эта философия в формулировках доктрины воплощена.

Но это все \»ля-ля\» в основном. А вот то действительно серьезное нововведение, против которого многие, и я том числе, выступали, касалось использования ядерного оружия. Дело в том, что по этому поводу господин Патрушев опубликовал два документа: интервью и статью в Российской газете и в Известиях 15-16 октября. И он там прямо предлагал расширить список тех ситуаций, при которых Россия готова применить ядерное оружие. На протяжении всего постсоветского периода в РФ была принята, на мой взгляд, достаточно взвешенная формулировка.

Ее суть сводится к следующему: Россия сохраняет за собой право применить ядерное оружие в случае ядерного нападения на нее (что естественно) и в случае нападения с использованием обычных средств вооружения, но такого масштаба, что оно ставит под угрозу само существование российского государства.

Представьте, например, что на нас движутся миллионы вежливых желтых человечков, которых мы обычным вооружением не можем остановить. В таких и подобных этим условиях Россия может применить ядерное оружие. Эти формулировки практически списаны буквально с той доктрины, которая в годы Холодной войны была у НАТО.

Так вот, товарищ Патрушев хотел изменить это кардинально. Он предлагал написать, что Россия готова использовать ядерное оружие в региональных и даже локальных конфликтах. Столь широкое использование ядерного оружия – это то, что никогда не приходило в голову ни советским, ни американским руководителям.

Инициатива Патрушева была неслучайной. Весь прошедший год высшее руководство России беспрерывно занималось ядерным шантажом. Говорили, что могут уничтожить Прибалтику, Польшу, и даже применят ядерное оружие, если Запад начнет продавать вооружение Украине. Кто только об этом не говорил – начиная от Владимира Жириновского и заканчивая солидными военными экспертами.

Ядерный шантаж был также частью гибридной войны против балтийских стран. Ведь Москва действительно серьезно думала о таком сценарии: зеленые человечки появляются в Эстонии, Латвии и начинают реализовывать концепцию \»Русского мира\». Там же есть русское меньшинство, которое Путин считает своим священным долгом защищать. Но страны Балтии – члены НАТО, и Альянс обязан прийти к ним на помощь. Силы НАТО, конечно, могут зеленых человечков выкинуть в течение нескольких часов, в каком бы составе они туда ни пришли. Но тогда, как предупреждали российские руководители и эксперты, Россия будет готова применить ядерное оружие.

План был такой: угрожая ядерным оружием заставить Запад не прийти на помощь балтийским странам и тем самым не выполнить свои обязательства по 5-й статье Устава организации НАТО. Ядерный шантаж продолжался…

Ядерный шантаж продолжался почти весь год.

Расчет был на то, что Обама – слабый президент, да и зачем американцам вмешиваться в борьбу за какие-то отдаленные кусочки земли? Политически Москва ставила перед ними такой вопрос: вы готовы умереть за Нарву?

Но НАТО отреагировало достаточно жёстко на этот шантаж. В начале сентября на саммите в Уэльсе было принято решение о дислокации постоянного контингента НАТО на территории Балтии и Польши, и оно сейчас реализуется. Там находятся и американские военнослужащие. Их число там чисто символическое, ну, скажем, 200 человек в Эстонии и Латвии. Но это имеет громадное психологическое и политическое значение. Американские солдаты являются по существу заложниками-смертниками. Их присутствие означает: если зеленые вежливые человечки там появятся, то Россия автоматически вовлекается в полномасштабное военное столкновение с США.

Разместив своих военных в балтийских странах и Польше, путинский вопрос о готовности умереть за Нарву американцы развернули в сторону самих Путина, Патрушева и всей этой компании.

Реализация решения саммита НАТО сделало бессмысленной патрушевскую агрессивную формулировку о применении ядерного оружия в региональных и даже локальных конфликтах. В новой военной доктрине формулировка осталась прежней. Не потому, что добрый Путин переубедил злого Патрушева. А потому что слабый Обама продемонстрировал, что США будут сражаться за Нарву. В Кремле осознали, что ядерный шантаж (попытка поднять ставки и заставить Запад отказаться от защиты стран НАТО) провалился. Путин и Патрушев поджали хвост. Вот такая история дискуссии, которая шла в течение почти года вокруг текста новой российской военной доктрины.

Андрей Пионтковский