Горе-руководитель, который довел страну и всех нас \»до ручки\» продолжает настаивать на ручном управлении экономикой, производителями и участниками рынка.

На итоговой в 2014 году встрече с членами Кабинета министров Путин оценил работу правительства как удовлетворительную и дал поручение при необходимости \»включать режим так называемого ручного управления. По его словам, в данном случае ничего здесь зазорного нет\».

Таким образом, хозяин Кремля продолжает политику \»кукловода\», что, на наш взгляд, является унизительным для такой страны, как Россия, где формально существуют политические институты и де-юре разделение властей. Явно игнорируя это, Путин подчеркивает, тем самым, что общественно-политический и экономический строй России все дальше от демократических устоев и свободного рынка – основополагающих положений, закрепленных основным законом страны – Конституцией.

Уже не вызывает сомнение очевидное обстоятельство, что именно из-за его бездарной политики управлять всем и вся, российская финансово-экономическая система не может нормально функционировать не только в экстремальных условиях, какими являются антипутинские санкции, но и в обычном порядке.

Дело в том, что Путин не знаком со школой хозяйствования и управления, никогда не работал в органах исполнительной власти, не нюхал \»бюрократического пороха\» в хорошем смысле этого слова, проходя все необходимые этапы роста, а был назначен на высокий пост из недр организации, работа которой всегда была основана на волюнтаризме, запретительстве и централизации. Это наложило отпечаток на его менталитет и подходы к управлению государством.

Сформированная им структура администрации президента по организационным лекалам ЦК КПСС с соответствующими отраслевыми и идеологическими управлениями, фактически подменяют работу министерств и ведомств. Все чаще можно слышать мнения специалистов и экспертов о том, что работа правительства построена главным образом на основе выполнения заданий, которые исходят из Кремля.

Развитие малого и среднего предпринимательства, индивидуального бизнеса, как основ для формирования независимого в экономическом отношении так называемого среднего класса, никогда не было приоритетом Путина. Поддержка этих видов деятельности, очень важных для создания подлинно гражданского общества, проявлялась в основном на словах и декларациях. И теперь, когда Д.Медведев сетует о том, что для преодоления санкций единственное, что может сделать в этой связи государство – постараться, наконец, создать условия для свободы предпринимательства и защиты частной собственности, хочется спросить: а где вы были раньше?

Курс на развитие и укрупнение госкомпаний, концернов и банков, как стержень финансово-экономической политики путинской администрации и удобный объект для ручного управления, показал свою ущербность и никчемность в условиях серьёзных и долговременных санкций, введённых Западом в ответ на авантюристическую политику Кремля в отношении Украины. Без финансовой помощи государства эти монстры не способны осуществлять свою дальнейшую деятельность, многократно увеличивая таким образом давление на бюджет и резервные фонды.

Международные санкции так и ничему не научили Путина и его послушное окружение. Ведь санкции, и это подтверждает международная практика, имеют и обратную сторону, а именно дают возможность хозяйствующим субъектам и участникам внешнеэкономической деятельности изыскивать резервы, искать новые, нетрадиционные формы работы на внутреннем и внешнем рынках, расширять экспорт. В этом им помогают власти созданием соответствующих стимулирующих, а не сдерживающих условий.

А что предлагает Путин? Наряду с бессмысленными \»контрсанкциями\» обанкротившийся режим ручного управления с ежедневным контролем за деятельностью участников рынка, продажу валютной выручки государству и прочими мерами государственного контроля. Им было прямо заявлено министрам, разъясняя, чем надо заниматься: \»Например, цены на бензин, цены на продукты питания – надо этим заниматься. В таких условиях, в такой ситуации. Как бы кто это ни критиковал, именно в \»ручном режиме\» надо работать. Ежедневно, еженедельно встречаться с производителями, с участниками рынка, с торговыми сетями, с розницей и с нефтяными компаниями, которые у нас в значительной степени монополизировали рынок\», – заявил их шеф.

Если бы поборник ручного управления немного разбирался в экономике, он бы знал, что монополизация рынка, к которому он приложил свою руку, имеет противоположную ипостась – либерализацию, которая сама регулирует рынок и даёт мощный толчок для развития. И что министры не должны заниматься рутинной работой в конкретных сегментах экономики и рынка, для этого есть местные органы власти, которые, кстати, из-за пресловутой путинской вертикали практически парализованы. Любой образованный экономист знает, что главная задача министров – это выработка и претворение в жизнь грамотной финансовой, промышленной и технологической политики, а не выполнять в пожарном порядке задания и приказы администрации президента.

Думается для скорейшего преодоления санкций, в которые все мы попали из-за неграмотной политики нынешнего президента, лучше будет если он продолжит ручное управление в рамках своего кремлевского кукольного театра, а страну оставит в покое.

Кямран Агаев

Источник Каспаров.ру.