Команда Владимира Путина готовит новую широкомасштабную провокацию против Украины, в результате которой «гибридная война» вступит в новую фазу. Такие выводы следуют из анализа пресс-конференции президента РФ.

Вспомним ее ход: украинские военные (армейцы, нацгвардейцы, добровольцы), удерживаемые в разных следственных изоляторах России, — это не военнопленные, а лица, подозреваемые в терроризме. А к тому же Россия имеет право арестовать любого на территории другого государства, перевезти через границу и бросить за решетку. И, наконец, российский суд вправе вынести приговор любому, кто препятствует реализации планов Кремля. Это все чистосердечно сказал Владимир Путин: мол, если окажется, что похищенная и вывезенная на территорию России украинский офицер (а с недавних пор — и депутат) Надежда Савченко участвовала в убийстве двух российских журналистов, то «суд примет соответствующее решение, и она будет отбывать наказание в соответствии с решением суда». А относительно других похищенных военных, то «мы не считаем их никакакими пленными» (то есть они не имеют никаких прав, в соответствии с международными конвенциями), а вместе с тем «они содержатся в местах лишения свободы и по ним проводится предварительное разбирательство, предварительное следствие в причастности их к террористической деятельности».

Что ж, в своем цинизме Владимир Путин давно превзошел Гитлера и Муссолини — те иногда засылали диверсантов на территорию государств, с которыми Германия и Италия официально не находились в состоянии войны, но похищение чужих военных… Так, в ноябре 1939 года с территории на тот момент нейтральных Нидерландов немецкий Абвер похитил двух британских офицеров разведки, но, во-первых, они были в гражданском, во-вторых, никто не собирался их публично судить, в-третьих, речь шла об исключении, а не правиле. А вот Сталин неоднократно давал приказы похищать и вывозить в СССР опасных для него «белых» политиков или беглецов из Союза. И граждан других государств, которые по тем или иным причинам попали в «империю Сталина», расстреливали и отправляли в концлагеря (зачастую даже без подобия суда, по приговорам «троек») десятками, а то и сотнями тысяч (если учесть взятых в плен в сентябре 1939 года польских военных — напомню, с Польшей официально СССР не воевал, но кремлевские вожди хотя бы честно на весь мир заявляли, что вели боевые действия против Войска Польского и взяли много пленных). По цинизму Путин сравнялся разве что со своим кумиром Юрием Андроповым, во время недолгого правления которого официально сообщалось, что советские войска в Афганистане не ведут боевых действий, а строят детсады и разбивают сады.

Но речь не о самом по себе путинском цинизме, а о том, зачем властителю Кремля такое число пленных украинцев — адвокат Надежды Савченко Марк Фейгин называет цифру 30, руководитель Центра освобождения пленных Владимир Рубан говорит о значительно большем числе — от 50 до 100, а некоторые блогеры настаивают, что реально похищены россиянами больше 100 украинских бойцов.

Некоторые аналитики считают, что такое число пленных необходимо для того, чтобы ФСБ и ГРУ имели достаточный человеческий материал для вербовки агентуры — тем более что имена по крайней мере половины тех, кто находится за решеткой в России, неизвестны украинской стороне, эти люди считаются «пропавшими без вести». Другие эксперты настаивают, что всех тех, кто вернется из плена или «воскреснет из мертвых», будет тщательно фильтровать СБУ, поэтому вербовать их — только зря тратить время и усилия; просто Кремлю нужно на всякий случай иметь достаточное число заложников, а в случае повторения масштабной военной операции на украинской территории — достаточно «человеческого материала» для неизбежного в результате таких действий обмена военнопленными.

Оба эти предположения, по-моему, имеют право на существование. Но, кажется, главный фактор, объясняющий содержание такого количества наших бойцов за российской решеткой, в основном в полной изоляции от внешнего мира, связан с другим — а именно с попыткой команды «кремлевских чекистов» тайно подготовить и неожиданно начать новый Московский процесс — по образцу известных публичных процессов 1936-38 годов, в истинность которых до сих пор верят даже некоторые западные деятели, не говоря уже о России и СНГ…

В пользу достоверности такой гипотезы свидетельствует целый ряд фактов.

Во-первых, слова самого Путина в отношении действий, которые инкриминируются похищенным Россией украинским бойцам — «причастность к террористической деятельности».

Во-вторых, массовость; российские сценаристы обожглись на Надежде Савченко — они явно надеялись быстро сломать женщину, но не учли силу ее характера. Поэтому нужны десятки и десятки пленных — определенное количество из них в лапах ФСБ рано или поздно капитулирует, а если учесть, что некоторые попали в Россию раненым, то это дает дополнительные возможности для физического и психологического воздействия на фигурантов будущего процесса.

В-третьих, значительный срок пребывания наших бойцов в плену — в данный момент больше трех с половиной месяцев. Чтобы выяснить обстоятельства поведения того или иного военнослужащего во время боевых действий, достаточно меньшего времени. А вот если речь идет о «ломке через колено», а потом о заучивании роли, написанной для каждого режиссерами трагифарса, то это другое дело — в 1930-х подсудимых выводили на Московские процессы только после длительной и тщательной подготовки.

Наконец, в пользу этой версии свидетельствует то, что украинских солдат держат в разных местах и разных городах. Это не потому, что в Москве на всех не хватит места за решеткой, и не потому, что в одной тюрьме нельзя предотвратить встречи подсудимых на прогулке или за обедом. Главная причина здесь другая: с каждым узником или двумя-тремя заключенными работают разные группы «свидетелей», тщательно подобранные и подготовленные ФСБ, и важно, чтобы не пересекались до процесса и не общались эти «свидетели», иначе на уровне подсознательных вазомоторных движений (мимика, жесты, походка) они выдадут свое знакомство между собой, которого не должно быть, так как одних набирали в Краснодоне, других — в Енакиеве…

Кстати, обнародование доклада Сената США относительно методик усиленного допроса террористов, после чего ЦРУ оказалось в фокусе критики мировых масс-медиа и нескоро еще придет в «рабочее» состояние, — вещь очень похожая (как и сам доклад) на спецоперацию прикрытия этого будущего процесса, осуществленную через «полезных идиотов» среди американских законодателей. Чтобы этот вывод был более понятным, замечу, что сенаторы не общались ни с одним из сотрудников ЦРУ, которые непосредственно занимались борьбой с террористами. Очевидно, для достижения большей «объективности». Неудивительно, что в докладе о правой руке бен Ладена Абу Зубайде, который отвечал в Аль-Каиде за внутреннюю безопасность и был одним из тех, кто готовил взрыв «грязной» бомбы, заразившей значительную территорию США радиацией, сказано: «ЦРУ сильно переоценило роль Абу Зубайды в Аль-Каиде». И что одной из провинностей тех, кто допрашивал Халида Шейха Мохаммеда — организатора терактов 11 сентября 2001 года, — было «кормление задержанного грубой пищей»… Такая вот «объективность». Но дело сделано, вовремя нанесен удар по репутации США и их разведке.

Вполне мотивированным кажется вывод, что пока мир обсуждает ужасные методы допросов реальных террористов американцами, похищенных Россией украинских воинов обрабатывают неизвестно где, но известно как — так, как «компетентные органы» работали еще в 1930-х с теми, кого выводят на громкие политические процессы, включая использование наркотиков и гипноза. Это будет гарантировать получение от нескольких десятков фигурантов Московского процесса нужных Кремлю признаний — не менее фантасмагорических, чем было во времена Сталина и Ежова, но найдутся, как и тогда, среди западных интеллектуалов новые Фейхтвангеры, Ролланы и Драйзеры, которые авторитетно подтвердят правдивость обвинений и страшные преступления подсудимых. Конечно, такой процесс будет адресоваться прежде всего внутреннему российскому потребителю, а его «фактаж» пролонгирует жизнь режима Путина на несколько лет и позволит осуществить широкомасштабную агрессию против Украины при одобрении 80 % россиян (сейчас такого одобрения нет). Кроме того, существенно ослабнут позиции Украины в мире (кремлевские режиссеры кое-что умеют еще с 1930-х!) И усилится раскол в украинском обществе (кто-то и у нас поверит…). Еще одна цель такого проекта — создание прецедента: мол, Украина — это зона юрисдикции России. Разумеется, с точки зрения международного права, это нонсенс, но те же 80 % россиян и 10-15 % граждан Украины воспримут такой тезис как истину. И определенное число европейцев (особенно из числа сторонников левого и правого радикализма, по-разному, но влюбленных в Путина) — тоже. И это все опасности, которыми нельзя пренебрегать и которым следует активно противодействовать уже сегодня.

автор:

Сергей ГРАБОВСКИЙ