\"ЛНР\"На подконтрольных боевикам \»Новороссии\» территориях Луганской области растут протестные настроения, хотя люди по-прежнему боятся вооруженных \»ополченцев\».
\»Товарищ побывал в Красном Луче. И аккуратненько спросил своего хорошего знакомого: \»Ну как поживают ваши ополченцы?\». В ответ: \»Ополченцы??? Ох**нцы!!!\». Достали они горожан конкретно. Грабежи, мародерство, пустые обещания.
Но говорить о политике люди боятся. Никакого взаимодоверия. Стукачество, обыски. Бабуля сдала соседа за то, что у него в квартире был украинский флаг. Его судьба неизвестна.
Увеличилось количество дезертиров. Местная босота воевать не хочет – не умеет и боится. Российские кадровики отошли.
В результате, внутренние блокпосты в районе Красного Луча убрали – ряды ох**нцев существенно поредели. Единства среди них нет. Они уже не знают, что обещать. Врачи полгода без зарплаты.
Работают за идею и под страхом быть расстрелянными. Все, кто может выехать — выезжают. С концами.
По поводу российской военной техники. По данным местных, в последнее время боевая техника с территории РФ практически не заходит.
В основном сейчас оттуда идут тентованные Уралы и Камазы. Целыми колоннами. Подвозят снаряжение и хрен знает что.
По гуманитарным конвоям. Чаще всего они заходят через пункт пропуска Северный. И именно в то время когда ОБСЕ \»мониторит\» пункт пропуска Изварино. Или когда ОБСЕшники вообще отсутствуют. Не могу утверждать, но у местных, с которыми я общался, ощущение, что представители организации безопасности и сотрудничества в Европе просто закрывают глаза на заход гумконвоев.
В Краснодоне стало гораздо меньше кадровых российских военных. Чисто визуально имеется ввиду. Может ходят ряженными…
Горожане, в большинстве своем, возмущены действиями бандитов, захвативших власть в городе. Но каких-либо действий дабы что-то изменить — не предпринимают. Особенно сильно скучают по Украине краснодонские шахтеры.
Но не потому что у них вдруг проснулись патриотические чувства. Просто жить стало хуже и пришло осознание, что России не будет. Но и шахтеры тоже молчат.
Свердловск. Набирают популярность пенсионные туры. Немецкие пенсионеры или, скажем, английские, летают в Турцию, Грецию, Испанию. А пенсионеры Свердловска – в Северодонецк. На автобусе \»Эталон\». За пенсией.
Боевики ЛНР думали, что смогут легко и просто ездить в Россию. Но не тут-то было. На границе – очереди. Связанные с тем, что российские пограничники тщательно проверяют въезжающих. У ФСБ есть списки так называемых ополченцев.
И в Россию их пускают только по очень уважительным причинам, но чаще — отказывают. Валите назад и воюйте!