\"f_9189898811397150601\"В скорбном молчании застыли прилавки магазинов, пока маленькие лебеди нервно разминались за кулисами большого политического театра, а в костюмерной спешно шились алые подушечки, набитые дензнаками и пропитанные кровью погибших во взрывах домов, в Чечне, Беслане, «Норд-Осте», на подводной лодке «Курск», в Украине и Грузии…

Последняя пресс-конференция «нацдилера» явила нам параноидального пошляка, ерзающего в кресле от осознания собственной шкодливости в преддверии скорой неминуемой кончины.
Он еще встретился с миллиардерами из списка «Форбс», где продемонстрировал им нехитрый чекистский набор кнутов и пряников.
Это был заключительный аккорд перед неизбежным финалом. Целебный «Луговой сбор» уже заварен и с нетерпением ожидает начала чаепития.
До нового года россияне избавятся от стремительно дешевеющей отечественной бумаги, а после – начнут сметать с прилавков крупы, соль, сахар и спички.
Потому что, даже если чайная церемония увенчается успехом – санкции все равно отменят не сразу, и уж тем более – страна не сможет вздохнуть свободно на следующий день.

Придется еще помучиться, расплачиваясь за оргазмический угар по Крыму и Новороссии.
С Путиным или без него – страну ожидают глобальные потрясения: производство разрушено, государственные институты превращены в фейк, а СМИ – в вангующую истеричку, накачивающую общество пропагандистской наркотой.
Ломка неизбежна. Будет больно и противно всем без исключения.

Мифический «мишка, посаженный на цепь», станет подыхать в жутких корчах.
Этот шатун так долго драл людей по всей округе, что ему больше не дадут ни единого шанса на выживание. Оно, может, и к лучшему.
В дни тяжелых перемен на берег вынесет мутную пену в виде политиков из прошлого и новоявленных прощелыг, пытающихся немедленно «состричь купоны» на штормовой волне общественной растерянности, граничащей с умопомрачением.
Мы так ждали венчания с чекистским имперским «Четвертым рейхом», что не заметили, как музыкальная программа была внезапно изменена, и вместо вожделенного Мендельсона вот-вот зазвучит Шопен.
Дирижерская палочка стучит по пюпитру. В воздухе висит звенящая пауза.
Раз, два, три – начали!..